Итоги «нефтяной войны 2020-…: Нефть за юани и не только для Китая – теперь это реальность

30.07.2020 18:06

Последние несколько недель нефтяная статистика и сообщения с мест показывают, что избыток предложения на рынке нефти в июле преодолен и мировое потребление «черного золота» стало стабильно выше его добычи.

Отсюда и решение стран ОПЕК+ больше не поддерживать добычу на оговоренных в апреле минимумах. А еще все говорит о том, что по итогу нынешней фазы нефтяной войны Китай становится не только основным потребителем нефти в мире, но и по сути именно он теперь будет главным регулятором мировых цен на этот продукт.

Но даже не это было самой главной новостью июля. Ею стало сообщение о том, что из хранилищ Шанхайской международной энергетической биржи INE были осуществлены первые международные поставки нефти в Южную Корею.

Почему это событие так важно.

Китай – снова всех удивил

Для начала еще немного статистики, которая напрямую связана с описываемыми событиями.

Пекин верен своим традициям. Он продолжает удивлять мир своими решениями и действиями. Весь май эксперты рынка гадали на кофейной гуще, когда же наконец китайцы заполнят свои нефтехранилища под завязку. Неделя сменялась неделей, танкеры все прибывали и прибывали, Россия, Саудовская Аравия, Ангола, Бразилия, Ирак и даже Норвегия увеличивали поставки рекордными темпами, а китайские нефтехранилища все поглощали и поглощали ее в фантастических объемах (до при мерно 4 млн. барр. в сутки), между тем их порты работали с максимальной нагрузкой весь май, июнь, и уже почти полный июль.

Ларчик открылся просто. По оценкам участников рынка (официальной статистике Китай не дает), по итогу первого полугодия 2020 года Пекин нарастил объем своих коммерческих хранилищ на 440 млн. барр. (более чем вдвое!!!!), то есть в среднем на более чем 2,35 млн. барр. в сутки.

И именно в Китае сегодня сливают нефть те десятки супертанкеров, очередь из которых в районе южно-Китайского моря и Сингапура начала постепенно рассасываться. Причем, часть этой нефти предназначается не для внутрикитайского потребления.

Что не так с саудовской нефтью

Здесь бы я хотел, пользуясь случаем внести ясность в одну цифру статистики рынка нефти, о которой я говорил пару недель назад. На днях вышел очередной отчет китайского таможенного управления, в котором появилась цифра, импорта нефти из Саудовской Аравии в объеме 2,16 млн. барр. в сутки, которая сильно расходится с теми данными, которые были опубликованы ранее (1,1 млн. барр. в сутки) в том числе и мной, когда я сравнивал июньские поставки нефти из России и Саудовской Аравии. Отличие более, чем весомое и оно требует пояснений.

Расхождение объясняется просто. Плечо доставки нефти из российских дальневосточных портов составляет всего несколько дней и российскую нефть Китай принимает вне очереди, а потому июньские поставки примерно совпадают с июньскими цифрами импорта российской нефти Китаем.

С Саудовской Аравией все много сложнее. Те рекордные объемы нефти, которые в апреле саудиты погрузили на танкеры и которые создали эти самые танкерные пробки по всему миру, образовали очереди при разгрузке. Например, апрельские саудовские поставки, Поднебесная уже худо-бедно переварила, но в ее портах до сих пор (на конец июля) разгружается нефть, поставлявшаяся в мае. И по расчетам специалистов, если не будет никаких новых потрясений, окончательно китайские порты смогут справиться с образовавшимся затором только в августе. А китайская таможня, естественно, у себя отображает не ту нефть, которая вышла из саудовских портов в сторону Китая (а это как и раньше по оценкам 1,1 млн. барр. в сутки в июне 2020), а ту, которая прибыла на таможенную территорию Китая.

Шанхайский прорыв

Но, вернемся в Шанхай и к тому историческому событию, с которого мы начали разговор.

 INE была открыта в марте 2018 года, и первейшей главной ее целью стало переключение фьючерсного китайского нефтяного рынка на себя. Отличительной особенностью Шанхайской биржи является работа в юанях. То есть Пекин таким образом пытался подорвать еще один важнейший столп американской экономической мощи. Прогнозы были разные. Одни предрекали Шанхаю такое же фиаско, как и торговле нефтью Urals за рубли в Санкт-Петербурге (где за 1 год было заключено контрактов всего на 200 млн. долл. в эквиваленте), другие считали, что нефтедоллар получит серьезный удар.

Правы оказались «другие». Уже к концу 2018 года INE стала третьей нефтяной биржей мира, на которой торговалось до 16-18% нефтефьчерсов. При этом доля Нью-Йоркской биржи за этот же срок на мировом рынке потеснилась с 60% до 52%, а Лондонская с 38 до 32%). По сути уже к концу года именно на INE заключалось подавляющее число китайских биржевых контрактов.

Но это было только полдела, причем, самые легкие. Китайцы очень долго пытались заманить к себе крупнейших некитайских мировых игроков рынка нефти. Каких только плюшек они им при этом не предлагали. И полное освобождение от налогов в первые годы работы, и работу с ежедневной фиксацией результатов в долларах, и свободный обмен юаней на золото в режиме день в день, на находящейся через дорогу Шанхайской бирже.

До мая 2020 года ничего не помогало. Иностранцы, а в первую очередь это было рассчитано на страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в упор соблюдали верность доллару и не желали злить Вашингтон.

Апрель-май 2020 года и более всего апрельский шок, когда фьючерсы на нефть почти на всех биржах мира ушли в глубокий минус и стали причиной огромных убытков, заставили их пересмотреть свои «взгляды».

Когда нефтебиржи Нью-Йорка, Лондона, Сингапура и т.д., рухнули, Шанхай устоял. Шанхайская биржа, в отличие от Нью-Йоркского и Лондонского лохотрона, торгующих фантиками, позволяет обеспечивать контракты нужным объемом резервуаров, которыми в случае необходимости могут воспользоваться участники торгов. Именно это и спасло ее от краха в апреле, и именно это и заставило мировых игроков иначе посмотреть на торговлю нефтью за юани.

И после такой демонстрации устойчивости такой опцией решили воспользовались не только китайские кампании, но два крупнейших мировых игрока ВР и Mercuria Energy, которые для обеспечения собственных контрактов воспользовались нефтехранилищами INE. По итогу первого полугодия 2020 года в нефтехранилища INE было слито 27 млн. барр. реальной нефти, а в начале июля произошло еще одно историческое событие. Две южнокорейские (не китайские) фирмы приобрели здесь 1 млн. барр. реальной нефти, которая им и была отгружена.

Таким образом Шанхайская биржа предстала на мировом нефтяном рынке в новом статусе. Она на сегодня единственная из серьезных игроков, кто способен не только организовать торговлю нефтебумажками, но и может обеспечить все заключенные на ее площадке контракты. А это значит, что кое кому (нефтедоллару) вновь придется потесниться. И теперь уже не только на китайском рынке.

Юрий Подоляка

 

Раздел