Визит Эрдогана в Москву: о чем могут договориться президенты Турции и России

03.03.2020 12:01

Я понимаю, что терпение любого человека не безгранично и конечно, а потому пришло время пояснить свою позицию, и почему я с самого начала был уверен в том, что мы с вами сегодня в Сирии наблюдаем не бескомпромиссное противостояние двух сторон, а не более, чем вариацию большого договорняка между Россией, Турцией и Ираном, пусть и не совсем привычные для нашего понимания формы.  

Что такое «договорняк»

Для начала, определимся в терминологии. Я уже понял, что часть моей аудитории неверно понимает слово договрняк в политике. Они в подавляющем своем числе такие же славяне, как и я, а потому договор для них в обиходе, как говорится «дороже денег». В политике так почти никогда не бывает. Особенно, если о чем-то договариваются «партнеры», привыкшие видеть в друг друге оппонентов.

На уровне региональных держав договора всегда носят общий стратегический (векторный) характер со множеством всевозможных его вариаций. Более того, каждая из сторон понимает временность данной конструкции и пытается всегда улучшать собственные позиции за счет ошибок «партнера», либо его затруднений по другим направлениям. И именно это мы с вами и видим сегодня в Сирии (и Ливии). Это настолько нормально в политике, что как раз наше обиходное понимание «договорняка» здесь неприемлемо.

Как это было в Идлибе

Обратите внимание, что с самого первого дня сирийско-турецкого обострения в Идлибе, Эрдоган подчеркнуто исключил своих партнеров - Россию и Иран из списка целей своих военных. И это лучше всего говорит о том, что все происходящее является не более чем вариацией отношений внутри партнерского треугольника Анкара-Москва-Тегеран, где каждая из сторон естественно всегда не прочь улучшить свои собственные позиции.

Еще обратите внимание на то, как медленно, но уверенно спадает накал страстей после инцидента с гибелью 36 турецких военных в Идлибе (а еще как быстро Эрдоган забывает о своем обещании отбросить САА за турецкие блокпосты). Это событие стало такой же неприятной неожиданностью для Анкары и Москвы, как и сбитый турецким истребителем в 2015 году российский бомбардировщик Су-24 (война полна таких «сюрпризов», особенно, когда в ней участвуют сразу несколько игроков, способных на провокации и вбивание клиньев). Но если событие четырехлетней давности было использовано Москвой для усиления своих позиций, то туркам это явно не удалось сделать.

Эрдоган не Путин, а Турция не Россия

Почему так вышло? А потому, что у Турции сегодня все очень и очень плохо, и у них нет козырей на руках. У Анкары большие проблемы в Ливии, а еще масса проблем в экономике и шантажировать, имея такие «карты на руках», Путина у которого на Ближнем Востоке все хорошо, просто бессмысленно. Наоборот, это именно Москва пошла на повышение ставок (с претензией на улучшение собственных позиций) еще в декабре и именно Эрдоган должен был как-то на это реагировать (с сохранением лица внутри страны), понимая при этом, что без помощи Путина ему не обойтись.

И именно так все и выглядит на сегодня в Сирии, а не с точностью до наоборот, как это сегодня представляют мои оппоненты (судя по тем вопросам, которые я прочел). А отсюда и все то, что мы с вами наблюдаем на протяжении вот уже третьего месяца.

Вначале Анкара «не замечала», как Асад наступает, затем помогала ему брать (в первый раз) Сиракиб и инициацией общего наступления по его возвращению оголила позиции ССА на юге Идлиба, чем сирийская правительственная армия и не преминула воспользоваться. Все эти факты, как раз и говорят о том, что война, которую мы с вами наблюдаем, как минимум странная, а скорее всего часть некоего большого комплексного плана, частью которого является в т.ч. выход САА на некие новые позиции и утилизация тысяч боевиков, которые не подчиняются никому (те, которые подчиняются Анкара спокойно вывозит в Ливию и находит им там полезное для себя применение).  

А если посмотреть на ситуацию без эмоций

Давайте отбросим в сторону эмоции (а только так и можно производить анализ) и поглядим на результаты двухмесячных совместных трудов «партнеров». Лицо Эрдогана перед собственными «патриотами» во многом сохранено в т.ч. и начавшейся острой фазой противостояния с САА, которая позволила создать миф об огромных потерях «зарвавшегося Асада». За пару неудачных наступлений тысячи боевиков утилизированы, а линия фронта удивительно напоминает ту самую «зону безопасности», которая есть на севере Сирии. Кстати, о том, что именно ее создание является целью новой операции турецкой армии уже недвусмысленно говорят и последние заявления Эрдогана и его окружения, которые начинают готовить собственную аудиторию к новым договоренностям:

«Цель операции «Щит весны» - та же самая, к которой мы стремились во время операций «Щит Евфрата», «Оливковая ветвь» и «Источник мира».

Напомню, целью перечисленных операций являлось создание буферной зоны между Турцией и САА, где бы Анкара могла размещать сирийских беженцев. В ситуации с севером, это обозначало, переселить на эту территорию как можно больше арабов-сунитов и тем самым решить для себя курдскую проблему. В Идлибе у Анкары также есть схожие интересы, только в части местных т.н. туркоманов.

В целом данная стратегия и стала костяком тех больших договоренностей, выполнение которых мы с вами на протяжении последних лет и наблюдаем. А все странности, и якобы несоответствия, как и то, что мы с вами видим сегодня, не более, чем вариации по достижению общего стратегического результата. А результат …, он на карте.

Случайностей в большой политике не бывает

Мне могут возразить, что Эрдоган такой сегодня покладистый, что его ставка на помощь США и других союзников по НАТО не сыграла, а реакция Москвы не была верно просчитана. Но это аргумент еще более странный, нежели предыдущие. Так могут рассуждать только те, кто ни на грамм не понимает, как делается современная политика.

Прощупывание реакции противника и союзников производится задолго до начала самих событий. И если с позицией Москвы еще могли быть какие-то вопросы (домыслы), то станет ли Трамп помогать Эрдогану или нет, было 100% выяснено задолго до начала турецкой операции. А скорее всего, никакого выяснения и не было, в виду того, что никакого реального противостояния с Москвой и не планировалось.

И Вашингтон это прекрасно понимает, а потому и остался в стороне. А просить помощи против Москвы у Меркель и Макрона (как и рассуждать о ее возможности) в сегодняшней ситуации мог только полный профан в политике, каковым Эрдоган точно не является.

А потому мы и видим, что в Идлибе все медленно и уверенно идет к той развязке, о которой я говорил до начала острой фазы кризиса.

И вероятно именно о новом статус-кво будут 5 марта говорить между собой Путин и Эрдоган и не исключено, что по итогу их встречи будут сделаны те заявления, которые это новое статус-кво и закрепят. Ведь не случайно же уже вторую неделю о чем-то очень активно договариваются дипломаты двух стран? Да и сам факт встречи лидеров сам по себе говорит о многом. Обычно их проводят, когда встреча назрела и пора зафиксировать некие решение формально.

Юрий Подоляка