Украинский православный раскол: он начался еще 100 лет назад

29.10.2019 20:26

Сегодня принято считать началом нынешнего украинского православного раскола объявление Филаретом (Денисенко) о создании своей собственной церкви, о что мы сегодня называем Киевским патриархатом. Между тем, если посмотреть, что творилось на Украине 100 лет назад, и к чему в конце концов пришел раскол сегодня, нужно изменить эту точку зрения. На самом деле раскол 1918-20 и нынешний, это по сути один и тот же раскол, просто прерванный по времени неблагоприятными для него историческими событиями.

Автокефалию украинской Церкви объявило правительство Симона Петлюры еще в 1919 году. 1 января приняли «Закон об автокефалии Украинской Православной Церкви и ее высшего правительства». В конце месяца правительство УНР поручило послу в Турции Александру Лотоцкому просить Константинопольского патриарха о признании автокефалии, но местоблюститель патриаршего престола митрополит Дорофей отказал им.

Тогда ни Центральная Рада, ни правительство гетмана, ни Директория не решились идти дальше. Они не пошли на те шаги, на которые в 2018 году решилось правительство Петра Порошенко – подкуп и шантаж, выдавливание автокефалии путем политических манипуляций, захваты храмов канонической Церкви. У лидеров тогдашнего украинского правительства хватало ума (и не хватило смелости, - прим. автора) понимать, сколько бед принесла бы такая «автокефалия» Украине.

Однако события тех дней во многом схожи с сегодняшними. По возвращении петлюровской армии в Киев, 5 мая 1920 года, Всеукраинская православная рада и активисты Украинского Националистического Движения вновь провозгласили в Украине автокефальную Церковь. Рада объявила всех находящихся в Украине епископов врагами украинского народа, пока они находятся в общении с Московской Патриархией и Патриархом Тихоном. Что-то напоминает, не правда ли?

Профессор Михаил Садиленко в книге «Печальные последствия липковщины» писал, что в Церковную Раду, объявившую автокефалию, вошло много мирян, которые до того времени не принимали участия в церковной жизни и даже ею не интересовались. Точно так и сегодня церковные вопросы пытаются решить некие «активисты» и «патриоты», не имеющие отношения к литургической жизни Церкви.

Садиленко пишет о церковной смуте, которая поднялась в Украине в связи с появлением нового раскола: «Служители Церкви Христовой одолевали друг друга, уверяли, что они только являются настоящими священнослужителями, давили на политическое и патриотическое сознание верующих, пытались захватить больше приходов, вносили раскол в Церковь, затуманивали головы верующих, забывая, что вера Христова – это вера согласия, братства и любви».

Как не узнать в этих словах действия современных нам раскольников?

Тот же автор отмечает невероятную ложь тогдашних СМИ о количестве епископов, священников и приходов УАПЦ: 

«Еще больше поражает неправдоподобность того числа епископов, священников и приходов липковской "Церкви", которое подают журналы. П. Василенко-Полонская пишет, что в 1927 году в этой "Церкви" было 95 епископов и 10 657 священников. Проф. Дорошенко насчитывает 2 000 приходов, а проф. Завитневич в одной и той же статье насчитывает и 30, и 28 епископов, и тысячи приходов ("Наш Век", 1951, ч. 13, Торонто). Приведем еще одно утверждение: "В конце 1926 года Украинская Автокефальная Православная Церковь насчитывала в своем составе 32 епископа, 3 000 священников, и 2 160 церковных приходов с числом активных прихожан где-то около 6 000 000».

Как же это напоминает наше время! Например, украинская Википедия рассказывает сказки о более чем 500 общинах, добровольно перешедших в ПЦУ. Но даже самая беглая проверка показывает, что в это число включены захваченные храмы, а сообщения о переходе общин в другую юрисдикцию основаны на кратких заметках провинциальных «патриотических» газет.

Или, например, сам Сергей Думенко заявляет, что ПЦУ состоит из 7 000 приходов, 77 монастырей, 47 епархий. Сочувствующие ПЦУ интернет-ресурсы сразу подхватывают эту информацию и разносят по Сети. Однако какой-либо конкретный фактаж найти невозможно. Что за 77 монастырей, где они находятся, сколько там насельников – тайна, покрытая мраком. Список 7 000 приходов тоже, конечно, отсутствует.

Однако не эти детали самые важные. Главная суть раскола – разделение украинского общества, как в то время, так и сейчас. И об этом тоже с горечью и болью пишет профессор в той же книге.

«Прихожане делились на два враждебных лагеря. Представителей "новой Церкви" поддерживала в основном большевистская часть прихожан, правда, менее многочисленная, зато более активная, что силой пыталась захватить церковь. Часто перед службой у церкви происходили не только дискуссии, но и драки. Наибольшую активность проявляли бабы. Прямо с базара, с корзинами, приходили под церковь; начиналась словесная "пря", а затем летели в воздухе корзины, картошка и другое всякое, а часто и волосы "борцов за веру". Побежденные со стыдом отходили с поля боя, а победители с триумфом вводили своего отца и торжественно его "интронизировали" на новой должности. А действительно верующие, которые хотели помолиться, шли за десяток километров в церковь, где правил настоящий священник».

Кажется, эти слова можно разместить в современные сводки новостей, заменив словосочетание «новая Церковь» на ПЦУ. Точно то же происходит и сейчас в украинских селах, где агрессивные «активисты» избивают и оскорбляют односельчан, отнимая у них храмы.

Википедия рассказывает сказки о более чем 500 общинах, добровольно перешедших в ПЦУ. Но даже самая беглая проверка показывает, что в это число включены захваченные храмы, а сообщения о переходе общин основаны на кратких заметках провинциальных «патриотических» газет.

Исторические совпадения неудивительны – ведь внутренняя суть украинского раскола за 100 лет не поменялась. Как тогда, так и сегодня раскол впитывает в себя самое худшее, что есть в украинском обществе: национализм, ксенофобию, русофобию, непомерную гордыню, невежество, глупость и недальновидность, безбожие, материализм, языческое мировоззрение, разные анархические элементы.

И думается: с одной стороны, раскол – всегда трагедия. Но с другой, происходит некая ассенизация Церкви, потому что в украинский раскол, как в канализацию, стекается все самое грязное и зловонное. Наверное, потому Бог и попускает в истории Церкви всевозможные расколы и ереси.

Мы не хотим сказать, что в ПЦУ только «плохие люди». Нет, люди вообще везде одинаковые. Но духовный и мировоззренческий посыл украинского раскола разрушителен.

Суть любого раскола – гордыня, всегда прикрывающаяся какими-то хорошими вещами: патриотизмом, любовью к народным традициям, стремлением к свободе и независимости, желанием справедливости и т.д. Но под красивой оберткой неизменно скрывается отвратительная гримаса диавола. Любой раскол – это разделение, вражда, слезы и кровь. Как 100 лет назад, так и в настоящее время.

http://pravoslavye.com.ua/ru/ukraina-pravoslavnaya/ukrainskiy-pravoslavnyy-raskol-nachalsya-esche-100-let-nazad

Тэги