Как Китай прошел путь от колонии до сверхдержавы

04.06.2019 20:08

Тридцать лет назад, 4 июня 1989 года, в центре Пекина грохотали танки. Зачистка площади Тяньаньмэнь была жесткой. Одновременно с этим в деловой столице страны – Шанхае, протест удалось погасить с использованием мирных средств.

В июне 89-го генеральным секретарем ЦК Компартии Китая, вместо Чжао Цзыяна по предложению лидера страны и автора китайских экономических реформ и нового курса страны Дэн Сяопина, стал на тот момент малоизвестный партийный функционер Цзян Цзэминь. Тот самый, который сумел мирно решить вопросы студенческих бунтов в Шанхае.

После бурных событий сложилось мнение, что он будет технической фигурой, чтобы сбить накал страстей в обществе. Но именно он, а не автор силового разгона Ли Пэн стал приемником Ден Сяопина.

Сегодня, спустя 30 лет можно по-разному оценивать те события. Но вот что интересно. Сами по себе студенческие бунты не призывали к смене экономического строя страны, а люди, которые их подавили, не стали сворачивать с того самого пути, за который ратовали студенты. Суть того противостояния лежала в совсем иной плоскости.

НЭП имени Чжао Цзыяна

Китайское экономическое чудо, как и советское образца 1920-х, началось в сельском хозяйстве. И именно «свергнутый» событиями 89-го года глава ЦК Компартии КНР Чжао Цзыян был автором тех самых преобразований, которые во всем мире приписываются Ден Сяопину.

Как Китай прошел путь от колонии до сверхдержавы

© kremlin.ru / Пресс-служба Президента России

Именно Чжао Цзыян, партийный функционер в далекой южной провинции Гуандун, еще в 1960-е годы нащупал тот путь, который спустя 20 лет станет началом великого китайского экономического рывка. Именно его модель устройства сельского хозяйства (очень похожая на советский НЭП), которая чуть было не стоила ему жизни (за отклонение от классического «маонизма»), была затем перенесена «на поля» всей страны и дала просто ошеломляющий результат. Рост производства продуктов питания в Китае вырос на 50% всего за одну пятилетку.

И именно за это он был вознесен почти на вершину китайского политического Олимпа.

Танки против американской мягкой силы

Китайцы очень не любят вспоминать те события. Что было, то в прошлом, - говорят они, - посмотрите на наши успехи сегодня. И это особенность китайской ментальности. Зачем ворошить прошлое, когда впереди на горизонте замечательное будущее, на котором и стоит сосредотачивать свое внимание.

Оценивать события 89-го года сквозь призму противостояния капиталистической и социалистической систем хозяйствования в корне неверно. Ведь по итогу студенческих бунтов экономический курс страны был полностью сохранен. Поддержавший студентов Чжао Цзыян не был расстрелян и даже не попал в тюрьму, а мирно доживал свои годы под присмотром китайских чекистов.

А его дело было продолжено таким же самым сторонником реформ, как и он сам — Цзян Цзэмином, тем самым, который уговаривал шанхайских студентов и местную интеллигенцию разойтись по-хорошему. А сторонник классической плановой экономики и идейный автор силового разгона площади Тяньаньмэнь Ли Пэн так и остался на вторых ролях в государстве.

Как Китай прошел путь от колонии до сверхдержавы

© wikipedia.org / 来源/合理使用

Что было в Китае тогда в основном искоренено, так это иностранное (американское) вмешательство во внутренней политике государства.

Именно это вмешательство и неспособность советского руководства с ним справиться стало причиной развала СССР. Причем, примерно в те же самые годы.

А значит, те далекие события нужно трактовать как борьбу за независимую внутреннюю социальную и экономическую политику, которая как мы видим сегодня, и смогла дать тот результат, поражающий мир уже на протяжении более чем 20 лет.

Если мы посмотрим на историю постсоветского развития России, то увидим, что экономический, социальный и общественный подъем страны начался в результате максимально возможного искоренения в ней внешнего иностранного влияния. И Китаю Россия сегодня во многом проигрывает в индустриальном плане только потому, что это искоренение запозднилось на 10 лет. Тех самых лет, за которые ее мощный экономический и технологический потенциал был разрушен иностранными агентами влияния.

Тэги