Иловайск пять лет спустя: сражение, изменившее судьбу Донбасса

26.08.2019 11:53

Бои за юго-восточный пригород Донецка город Иловайск стали переломной точкой летней кампании 2014 года. До Иловайска казалось вот-вот и «республики» Донбасса падут к ногам киевских завоевателей. А после, все настолько перевернулось, что о захвате этих самых «жалких» 7% «украинской неподконтрольной территории» уже не могло быть и речи.

Очень многие шаги руководства ВСУ (Украины) и их противников на тот момент выглядели непонятными и нелогичными. Логика в них начала появляться позже, когда стало ясно, что стороны конфликта в начале(!!!) августа 2014-го жили не «сегодняшним днем», а думали, как они будут действовать после того, как киевские части на Донбассе будут разбиты.

«Патриоты Украины» до Иловайска

Именно в их рядах после событий конца августа 2014-го случился главный надлом. До Иловайска в основном под раздачу ополчения попадали регулярные части ВСУ, а так называемые «добробатовцы» составляли вторые линии боевых порядков карательных войск, в задачу которых входила зачистка «освобожденных» территорий от неугодных киевскому режиму элементов. Они вступали в бой только тогда, когда было понятно, что значительного сопротивления не ожидается, а основная часть работы уже сделана до них регулярными частями армии. Такими были «освобождения», Мариуполя 9 мая 2014-го, городов севера Донецкой и Луганской областей в июле (после отхода сил ополчения из Славянска) и т.д.

Таким должна была стать и зачистка Иловайска, в котором по «данным разведки» на тот момент находилось от силы несколько десятков местных ополченцев – не обстрелянных и плохо вооруженных. По сути бои за Иловайск можно свести к двум эпизодам. Эпизод первый – попытка зачистки города 10 августа. Эпизод второй – стягивание сюда пяти самых одиозных украинских добробатов и разгром большей их части в последних числах того же месяца.

Итак, первоначально все выглядело легко и просто. Две роты (одна от «Азова», вторая от «Донбасса») заходят в город, под камеры зачищают его от противника и затем в СМИ это преподносится, как сражение, решившее исход кампании. «Добробатовцы» возвращаются в Киев героями и фактически входят во власть. Именно так по воспоминаниям «бойцов» «Донбасса» ставил им «боевую» задачу Семен Семенченко:

«В Иловайске совсем мало сепаров, цель операции такая: заезжаете в город с журналистами в центр, там находите памятник Ленину, валите Ильича из гранатомета, журналисты быстренько все снимают — дают репортажи, что город наш. Ну и потом быстро уезжаете».

В Иловайске

Но вышло немного иначе. Как выяснилось, в городе на протяжении многих месяцев готовились стационарные огневые точки, а сам он на начало августа был занят одними из самых боеспособных подразделений армии ДНР, которые встретили наступающих «патриотов» шквальным огнем. «Националисты» потеряв несколько десятков человек, быстро откатились назад и впервые открыто выдвинули претензии собственному командованию, которое якобы отправило их «на убой».

После первого неудачного «штурма», командование сектора «Б» предложило не останавливаться, а … подтянуть к городу остальных «добровольцев» и пользуясь тотальным огневым превосходством над противником (которое было обещано), нанести их силами решительное поражение «сепаратистам». Возможность быстрого реванша воодушевила «обозленных поражением националистов» и к городу потянулись «подкрепления побратымов» - добробаты «Днепр-1» (во главе одной из рот которого стоял, провокатор событий февраля 2014-го и будущий депутат Рады Владимир Парасюк, к которому мы еще вернемся), «Херсон», «Кривбасс», «Миротворец», спецрота МВД «Свитязь», «Прикарпатье».

Автор этих строк уже тогда почувствовал «неладное» и высказал предположение, что Иловайск может стать для киевских «патриотов» сознательно выкопанной для них командованием ВСУ братской могилой. Но, маховик набирал обороты и разум у «патриотов» начинал уступать место одержимости. И они пошли на второй роковой штурм.

Уже в первый же его день, когда их отряды вошли в город и застряли в глубокоэшелонированной обороне противника стало понятно, что что-то идет не так. Вечером 19 августа как-бы ниоткуда появилась тяжелая артиллерия «сепаров», которая не в пример киевским резервистам начала густо и очень точно накрывать позиции противника, лишая его возможности вести дальнейшие наступательные действия.

А 20-23 августа стали переломными днями войны. Бои в Иловайске напоминали события 1942 года, когда в Сталинграде армии Паулюса и Чуйкова сражались за каждый дом, а на флангах отступавший до этого момента противник, готовился нанести решающий удар.

Вначале почувствовали неладное «азовцы». Видимо Арсен Аваков разгадал замысел командования ВСУ (о котором чуть позже) и, спасая своих подопечных, срочно отозвал их в Мариуполь (по крайнем мере, такова официальная версия, хотя может все было и проще, «азовцы» просто без приказа покинули свои позиции и тем самым спасли себя от уничтожения). А потом, по флангам ударной киевской группировки («Прикарпатье» и самая неустойчивая на тот момент 51-я бригада ВСУ) «сепары нанесли» короткий, но мощный удар, и те побежали («Прикарпатье» остановилось только в районе Кировограда), обрекая тем самым своих «побратымов» на окружение и будущий разгром.

Разгром

И именно в эти последние числа августа начались очень странные и не объяснимые просто логикой события.

Вначале Киев требовал от окруженных частей удерживать позиции, обещая деблокирующий удар. Но они лгали. Что примечательно, нанеси «ополчение» удар на несколько дней позже или раньше такого тотального разгрома наступающей киевской группировки не было бы. Дело в том, что части, выдвигавшиеся «в помощь», и способные укрепить позиции «добробатов» сами буквально на марше очутились в отдельном котле и ничем не могли помочь окруженным.

Между тем, «исчерпав возможности удерживать позиции» в Иловайске, киевские «патриоты» к 28 августа были выбиты из города и … пошли на прорыв, во время которого многие из них нашли свою могилу.

К этому времени между Киевом и Донецком были достигнуты договоренности о выпуске окруженных частей из кольца. Причем, уйти они должны были, сдав «ополченцам» все свое тяжелое вооружение. Между тем, их командиры, например, комбат Семен Семенченко, писали в своих блогах, что с противником договорились на почетных условиях «с развернутыми знаменами и со всем наличным вооружением». И, поверившие «семенам» части (со знаменами и при полном боевом) двинулись вперед, где ожидаемо попали под концентрированные удары «Градов» и орудий тяжелой артиллерии, сметавшей солдат с брони буквально десятками.

«После начала расстрела колонна выходящих из Иловайска рассеялась. Через Новокатериновку мы прорывались самые первые. Потому и повезло больше, чем остальным. Из всей колонны прорвался лишь танк и наша «мотолыга» (гусеничный бронированный тягач МТ-ЛБ, прим. автора). Остальных сожгли».

Из воспоминаний выжившего участника прорыва Романа Зиненко.

 

«Мы миновали первый круг окружения, где были россияне, со второго в нас полетело из всех калибров. Это была просто кровавая каша, нас расстреляли за несколько минут. Я видел, как во впереди идущий КамАЗ попал прямой наводкой снаряд крупного калибра — куски железа и мяса разбросало на сотни метров вокруг. Мы были буквально залиты кровью, командования не было, офицеры были кто убит, кто ранен. Многие решили спасаться самостоятельно».

Из воспоминаний бойца «Донбасса» с позывным «Странник».

 

Автор этих строк в первых числах сентября 2014-го лично беседовал с одним из тех, кто выходил в ту ночь из окружения. Их колоне тоже «просто повезло». Она была одной из тех немногих, которая прошла без больших потерь. А из той, что шла перед ними из более чем сотни человек, живыми «на ходу» они подобрали всего шестерых. Остальные остались навечно лежать в донецком суглинке.

Эта ночь по разным оценкам стоила ВСУ от 400 до 1000 погибших, и от 150 до 1 000 человек при этом пропали без вести.

А виновные в таких колоссальных единоразовых потерях командиры не только не были наказаны, но и получили свои награды и … новые назначения.

Ко и зачем подставил «патриотов».

Сегодня мы только бегло вспомним, что два главных «фесбучных» командира «добробатовцев», которые во многом повинны в разгроме стали депутатами Верховной рады Украины. Причем, если Семен Семенченко руководил своими людьми с уютной больничной койки (после инсинуации боевого ранения осколком в ягодицу), то Владимир Парасюк … в отличие от остальных не пошел на прорыв, а быстро (29 августа) сдался в плен, где после допроса в Ростове специалистами ГРУ был одним из первых (1 сентября) отпущен домой (якобы никем не узнанный, ага уже поверили).

Между тем министр обороны Валерий Гелетей уже 24 августа из рук Порошенко получил свою награду, а … планировавший всю операцию в Иловайске и настаивавший на участии в ней как можно большего числа «добробатовцев» командир сектора «Б» Руслан Хомчак, как только забылись «ужасы его главной операции 2014-го» стал … начальником штаба Сухопутных войск Украины. А 21 мая 2019 года, одним из первых указов нового президента Владимира Зеленского именно он был назначен начальником Генерального штаба ВСУ.

И обратите внимание, в этом списке нет ни одного исключения. Все, кто в той или иной роли участвовал в утилизации самых боеспособных «нацбатов» Украины (за исключением ускользнувших из ловушки трусов из «Азова») получили награды и рост в карьерной лестнице, а значит, они по мнению руководства страны очень хорошо выполнили, поставленную перед ними задачу.

Какова она могла быть? Давайте прикинем. Командование ВСУ и соответственно Украины, имея на руках данные разведки по той помощи, которую Донбассу уже оказала Россия и готовилась оказать «в самое ближайшее время», в начале августа отлично понимало, что … кампания будет проиграна. И им очень не хотелось осенью 2014-го, оказаться с разгромленной армией против вооруженных до зубов и обозленных тысяч организованных «патриотов». А потому, их решили заманить в ловушку и уничтожить, с чем по поручению министра Гелетея генерал Хомчак справился на отлично. После августа 2014-го украинское «добровольческое» движение на фронте пошло на убыль, что позволило уже в скором времени (хотя и не без проблем) взять его под полный контроль официального Киева.

И если смотреть на события с таких позиций, становятся понятными и действия Москвы, которая быстро вернула Украине разгромленных, опозоренных и злых «патриотов» (во главе с Парасюком), которые, как уже показала новейшая история на протяжении следующих пяти лет занимались исключительно подрывом боеспособности ВСУ и разрушением основ украинской государственности. И наибольших успехов здесь добилась еще одна «отпущенка» Москвы «айдаровка» Надя Савченко.

В этой связи становятся понятными и те безрадостные ожидания, которые царят в стане украинских патриотов сегодня, накануне уже объявленного большого обмена «пленными и «заложниками». Новые порции обозленных и обиженных патриотов, которые уже очень скоро окажутся на Украине, вероятнее всего займутся продолжением дел своих «предшественников», тех самых, которые пять лет назад «отличились под Иловайском».  

Юрий Подоляка

Раздел