Бои в Ливии: что именно задумал «фельдмаршал» Хафтар

08.04.2019 09:37

Войска «фельдмаршала» Халифа Хафтара начали бои в районе Триполи. Данную операцию нет смысла рассматривать в отрыве от предыдущих эпизодов ливийской войны, длящейся уже без перерывов в течении восьми лет. «Штурму столицы» оппонентов предшествовали другие, менее заметные, но не менее значимые операции, а также изменения на внешнеполитической арене.

Именно с ними мы и попробуем разобраться в рамках этой статьи. И в первую очередь, а был ли собственно штурм…

Ливия восемь лет спустя

В 2011 году, когда европейцы приняли решение помочь американцам уничтожить режим Муаммара Каддафи, мало кто мог предположить, чем все это может для них закончится. Ливия вместо стабильной страны превратилась в настоящую черную дыру африканского континента, через которую в Европу проникает колоссальное количество проблем, первой из которых являются сотни тысяч «беженцев», буквально усеявшие собой берега Мальты и Италии.

Да, ограбить ливийцев (как никак 150 млрд. долларов в западных банках), покусившихся на устои мировой системы (отказ от доллара и переход на золотой стандарт), а также строившей грандиозные планы по переустройству континента «без участия европейцев» (какие-то там рукотворные реки строить собирались), дело безусловно «нужное» и «богоугодное», но кто ж мог представить, во что все это превратится.

Сегодня в стране настоящее Средневековье в самом мерзком понимании этого слова. Настоящие рынки рабов, несколько вооруженных группировок удерживающих те или иные районы и ведущие постоянные малые войны друг с другом.

Но со всем этим «цивилизованные» европейцы бы, конечно смирились, если бы эти проблемы оставались внутренними для Ливии, и ничто не мешало снабжать Европу дешевыми ливийскими энергоресурсами.

Но этого то как раз и не случилось.

Нефть – главное богатство и бич Ливии

Главной внутренней «проблемой» Ливии является ее качественная и легкая нефть, которой много и на которую положили глаз многие иностранные «партнеры» страны. Традиционно главным нефтяным «партнером» Ливии была ее бывшая метрополия – Италия (Eni). Правда, в последние годы ей конкуренцию все больше составляли британцы (ВР), а французы (Total) тихо завидовали в сторонке.

Самое интересное, что гражданская война, разрушившая единство Ливии, фактически оставила за скобками этого процесса Национальную нефтяную корпорацию​ (NOC). Сегодня это, пожалуй, единственная общенациональная организация, работающая «под всеми правительствами», и полный контроль над которой хотят установить все, начиная с «фельдмаршала» Хафрата.

По сути именно он контролирует до 90% нефтепромыслов страны и инфраструктуры по ее вывозу. И он бы уже давно стал бы единовластным хозяином Ливии (как Муаммар Каддафи), если бы американские и европейские «партнеры» признали бы его в качестве легитимной власти. А пока этого нет, значительную часть доходов от NOC получают его главные оппоненты в Триполи, что во многом и позволяет им удерживать власть на своей территории.

Третьей значимой силой в стране являются банды Мисураты. Они хотят одного – продолжения хаоса в стране, который позволяет главарям города зарабатывать колоссальные деньги. Во-первых, они берут дань с Триполи за лояльность, а во-вторых бизнес по переправке нелегалов в Европу, «пополняет казну города» ежегодно на сотни миллионов долларов (плюс много других криминальных доходов, которые будут потеряны с восстановлением крепкой и единой власти в стране).

Отсюда и их позиция. В 2011 году именно банды Мисураты стали главными противниками Каддафи. И именно нежелание окончания такой выгодной войны заставляет «отцов города» сегодня быть главной опорой триполитанского режима Сарраджа.

Бои за Триполи - это продолжение ранее проведенных операций

Усиление власти Халифа Хафтара началось после того, как ему удалось в ходе тяжелейшей, почти двухлетней войны уничтожить силы «восточной Мисураты» - города Бенгази. Разгром главной «оппозиционной» ему силы в восточной Ливии фактически и сделал его главным претендентом на престол Каддафи.

Затем он шаг за шагом (где силой, где подкупом) укреплял свои позиции в стране последовательно продвигаясь в западном и южном направлениях. Летом прошлого года Хафтар фактически окончил подчинение себе всех пустынных ливийских нефтепромыслов, а осенью, продвигаясь с юга на север по пустынной части страны, соединился с анклавом своих сторонников на юго-западных подступах к Триполи.

Стратегический замысел операции

Сейчас мировые СМИ и «обозреватели» основное внимание уделяют событиям в районе разгромленного еще в 2011 году южного аэропорта и якобы наступлением сил Хафтара на Триполи, судьба которого по их мнению также якобы предрешена.

Любой нормальный армейский штабист, посмотрев на карту боев скажет, что это, мягко говоря, плод воображения перевозбужденных диванных стратегов, которые ничего не смыслят в военных операциях, а также их обеспечении.

Почему я считаю, все это полной ахинеей. Во-первых, снабжать группировку, наступающую на город-миллионник Триполи, в котором находятся десятки тысяч вооруженных до зубов «солдат» противника (пусть и арабского происхождения) через разрушенный еще в 2011 году аэродром, да еще и находящийся на «передке», и, к тому же, не имея полного превосходства в воздухе, это тройной идиотизм.

Во-вторых, Триполи не может быть главной целью операции (разве что город Хафтару сдадут без боя по договоренности, но пока на это не похожн).

Хафтар, а вернее его очень толковые, как показали предыдущие операции, «иностранные советники», естественно на такой идиотизм, как прямой штурм Триполи сеогдня не пойдут. Главной задачей, начавшейся в начале апреля 2019 года операции является не столица, а обеспечение снабжения выдвинувшейся далеко в расположение противника, группировки. Второй задачей является взятие под контроль последнего важного экспортного терминала в городе Аз-Завия.

Ход операции (по состоянию на вечер 7 апреля)

Именно поэтому главный удар был нанесен по городу Гарьян и далее на юг, чтобы взять под контроль стратегическое шоссе на горд Хун в центральной Ливии, через который и предполагается основное снабжение всех будущих операций в западной части страны.

При этом в районе бывшего аэропорта выдвинулся обычный «заслон», который должен прикрывать операцию с севера. Еще один «летучий отряд» совершил удачный «поиск» восточнее Триполи, но пока речь об удержании данного района не идет (до того момента пока не будет налажено снабжение наступающей группировки по южному шоссе).

Да и главный удар в ответ, наступление бригады Мисураты на юг, с целью захвата перекрестка дорог в районе г. Хун, говорит, что командование боевиков много лучше понимает суть происходящего, чем диванные стратеги и военные «эксперты» за тысячи километров от места боев.

Собственно, именно здесь во многом в ближайшие дни решится исход будущих операций в районе Триполи. Проблема Хафтара состоит в том, что по настоящему боеспособных войск у него мало (восток он такой, автоматов много, а солдат мало) и значительная их часть была сосредоточена для короткого удара по Гарьяну и Сурману (терминалу в районе Аз-Завии), а тылы при этом были оголены.

Удержание Хуна и отражение контрнаступления «войск Мисураты» на него, для него на два порядка более важная задача, чем мифический «штурм» Триполи. И если ему это удастся (а заодно получить контроль над Аз-Завией), то основные цели и задачи апрельского наступления будут выполнены. А потом, возможно, в будущем, придет время и Триполи.

Кстати, для этого Хафтару очень важно будет заручиться поддержкой местных банд и группировок, которые хотя его очень и не любят, но по древней восточной традиции всегда готовы склонить свою «гордую» голову перед новым повелителем. Тут главное, сделать это вовремя, то есть раньше соседа и тем самым получить перед ним, как говорят на западе, «конкурентное преимущество» при разделе власти.

Пока у меня все по поводу последних боев в Ливии.

Юрий Подоляка