Без шансов на победу. Или как Украина подготовилась к газовой войне с Россией

04.11.2019 10:53

Глава «Нафтогаза» Украины Андрей Коболев в эфирах и на страницах печатных изданий утверждает, что Киев полностью готов к газовой войне с Россией. Страна накопила в своих хранилищах более 21,5 млрд. кубометров газа, чего, по его словам, хватит для прохождения даже очень холодной зимы. При этом, он полностью уверен в своих европейских «партнерах», твердо стоящих на проукраинских позициях, и которые ни в коем случае не позволят «Газпрому» нагнуть «Нафтогаз» еще раз, как это случилось в 2009 году.

При этом Андрей Коболев сегодня уже не вспоминает о том, что еще недавно он был точно так же абсолютно уверен в Дании, которая «будет стойкой до конца» (до заключения выгодного Киеву долгосрочного контракта) не давать разрешения на строительство Северного потока-2, и утверждал, что кроме газа у Киева других энергетических проблем нет.

Между тем, если посмотреть на ситуацию трезво, а не через розовые очки Коболева, то мы придем к парадоксальному выводу. За шесть лет попыток Украины уйти от России в вопросах поставок энергоресурсов, страна попала в тотальную энергетическую зависимость от своего восточного соседа. Причем, если Москва захочет проучить Киев, то она легко сможет устроить на соседней территории новый ледниковый период. Даже, в условиях нынешнего глобального потепления.

Уголь

Ситуация с ним критическая. Причем, пока Москва всего лишь ограничила его поставки на Украину и не прибегала к режиму полной блокады. Запасы угля на украинских ТЭС и ТЭЦ на 20% ниже, запасов на аналогичную дату прошлого года. Но не в этом суть.

Сами по себе эти самые запасы не так критичны. Критично отсутствие определенности, как их пополнять, если Москва для достижения положительного результата в газовых переговорах, полностью запретит своим компаниям отгружать или перевозить уголь в направлении Украины.

Можно иметь очень малые запасы, как это было в 2018 году, но постоянная и бесперебойная работа логистических цепочек позволит пройти зиму без потерь. Но что делать, когда в условиях отсутствия подвоза, украинские ТЭС ежемесячно потребляют более 2 млн. тонн угля, а его запасы на складах составляют на сегодня немногим более 1 млн. тонн?

Проблема, не решаемая в принципе, даже если на полную мощность использовать возможности украинских портов.  

И если в конечном итоге запасы угля истощаться, то ТЭС, чтобы не допустить блэкаута и не заморозить население, придется переходить на потребление газа, что сразу резко увеличит его потребление.

Газ

Да, потребление резко возрастет и накопленного газа банально в этом случае может не хватить. А если и хватит, то жизнь ведь в марте 2020 года не заканчивается?

Причем, надо понимать, что и цифра 21,785 млрд кубов газа, накопленного в украинских ПГХ обманчивая. Дело в том, что значительная его часть не принадлежит «Нафтогазу» (примерно 5-6 млрд. кубов). Причем почти 2,5 млрд. кубов принадлежит не украинским резидентам, которые хранят его в режиме «газового склада». И здесь у Киева, желающего стать газовым резервуаром Европы, могут возникнуть проблемы. Дело в том, что иностранные «партнеры» могут в любой момент затребовать хранящиеся на Украине объемы, и Киев должен будет их предоставить. Но как это сделать, если на тот момент украинская ГТС в условиях газовой войны, а значит и отсутствия транзита, будет работать в режиме реверса (а только так можно не заморозить центральные и восточные области страны)? Проблема.

Да и сами по себе объемы отбора газа в случае отсутствия запасов угля на ТЭС значительно вырастут. Ведь 1 млн. тонн угля может заменить примерно 1 млрд. кубов газа (чуть меньше, если уж быть точным). А значит ежемесячные объемы отбора голубого топлива при отсутствии транзита, а значит и реверсных поставок из Европы могут составить и 5, и 6 млрд. кубов в месяц.  

При этом надо понимать, что уголь на Украине нужен не только энергетикам, но и металлургам, и что суммарно Киев закупил из России в 2018 году более 15 млн. тонн угля. А значит лишний газ может потребоваться и здесь. Либо украинская металлургия резко снизит объемы производства.

Электро-независимость

Но Бог с ним с углем и газом, но ведь можно в случае необходимости пережить зиму, более интенсивно используя отечественные АЭС и, закупая электроэнергию из-за рубежа.

Но и тут проблемы. Как мы уже писали ранее, систематическое недофинансирование работ при плановых ремонтах АЭС, а также падение уровня подготовки кадров, приводят к внеплановым остановкам атомных блоков, и как следствие перерасходу угля/газа на ТЭС Украины. Наглядным примером здесь служит авария на 1-ом энгергоблоке Хмельницкой АЭС, где во время испытаний из-за халатности персонала, по итогу планового ремонта сгорел электрогенератор. Стоимость ремонта составит 4 млрд. грн., а срок 3 месяца и за это время для компенсации выпавшей мощности, украинские ТЭС должны добавочно сжечь 1 млн. тонн угля, которого, как мы знаем, и так нет.

В том числе и поэтому, с октября 2019-го Киев вернулся к практике импорта электроэнергии … из России, что ставит его в еще большую энергетическую зависимость от Москвы.

А вариантов у него нет, альтернатива – остановка промышленности и экономический упадок в стране. И это тот промежуточный итог, с которым подошло к своим главным газовым переговорам руководство Украины. А тут еще и Дания со своим разрешением на прокладку «Северного потока-2», которое является фактическим ударом в спину со стороны «европейских партнеров».

А значит уже в конце ноября, во время следующего раунда переговоров, российская делегация будет еще более непреклонной в своих требованиях и не пойдет ни на какие серьезные уступки. Москва то, в отличие от Киева отлично подготовилась к газовой войне и прекрасно понимает, что проиграть ее она не может. В отличие от Киева, у которого ситуация прямо противоположная.

Юрий Подоляка