Непризнание ПЦУ Поместными Церквями: почему блицкриг Фанара не удался

22.05.2019 20:47

Украинские раскольники уже и сами соглашаются: Поместные Православные Церкви никогда не признают их структуру.

Сегодня уже можно говорить, что внутренний кризис ПЦУ, который в последние дни выплеснулся в публичную плоскость, будет однозначно иметь негативные последствия для признания этой религиозной структуры со стороны мирового Православия. Причин тому несколько.

Но прежде чем коснуться этих причин, сделаем несколько предварительных замечаний, которые помогут нам лучше разобраться в вопросе.

11 июня 1992 года Архиерейский Собор Русской Православной Церкви постановил «извергнуть митрополита Филарета (Денисенко) из сущего сана, лишив его всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире», за «жестокое и высокомерное отношение к подведомственному духовенству, диктат и шантаж, внесение своим поведением и личной жизнью соблазна в среду верующих, клятвопреступление, публичную клевету и хулу на Архиерейский Собор, совершение священнодействий, включая рукоположения, в состоянии запрещения, учинение раскола в Церкви».

Чуть позже, в 1997 году, на Архиерейском Соборе РПЦ Филарета отлучили от Церкви и предали анафеме. Это постановление признали все Поместные Православные Церкви.

Очень скоро, а именно 24 мая 2019 года, Филарета могут запретить в служении (а в перспективе – и анафематствовать) те «архиереи», которых он «рукополагал», будучи в запрете и под анафемой. Прямо скажем, в истории Церкви припомнить что-либо подобное очень сложно.

Так же, как довольно сложно вспомнить, чтобы анафему отменяли те, кто ее не давал.

Анафема Филарету – законная

11 октября 2018 года Священный Синод Константинопольского Патриархата рассмотрел прошение бывшего митрополита Киевского Филарета о снятии с него анафемы и пришел к заключению, что анафему на Денисенко наложили «не по догматическим причинам», этим самым намекая, что причины были политические. Далее фанариоты написали, что Филарет с главой УАПЦ Макарием Малетичем «канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, и их последователи восстановлены в общении с Церковью».

Действительно, многим в Украине и за ее пределами могло показаться, что претензии Русской Церкви к Филарету диктуются не столько каноническими преступлениями последнего, сколько его беззаветной и бескорыстной борьбой за свободу украинской Церкви. Однако события, свидетелями которых мы являемся несколько недель, четко свидетельствуют – анафема Филарету Денисенко была как нельзя более справедливой.

Его заявления, что он «есть и будет патриархом», условия, которые он ставил перед представителями патриарха Варфоломея на так называемом «объединительном Соборе» о своем управлении «Церковью», постоянное титулование себя в качестве патриарха только подчеркивают, что этот человек сознательно занимался и занимается разрушением Церкви Христовой. За что, собственно, его от Церкви и отлучили. В данном факте смогли теперь воочию убедиться все Православные Поместные Церкви. И кто теперь может сказать, что хула на Церковь – это не догматическая причина отлучения от Нее?

Анафемой зачаты и анафемой рождены

В этой связи возникает вполне закономерный вопрос – если анафема Филарету справедлива, то не означает ли данный факт, что вся теперешняя ПЦУ, как детище Филарета, – всего лишь сборище анафематствованных мирян? Вопрос далеко не праздный. И его уже задают, правда, пока только в форме сомнения относительно хиротоний, совершенных Филаретом.

Ведь если Филарета справедливо лишили сана за учинение раскола и запретили в служении, то на основании канонов Церкви никаких священнодействий и хиротоний он совершать не мог. Даже если все обвинения несправедливы – он должен был дождаться окончания суда (после поданных апелляций во все возможные инстанции), а до тех пор – не служить, не рукополагать и т.д. Но, как мы знаем, Филарет решил, что его оправдает история, и поэтому продолжил свою борьбу против Церкви. Именно в этой борьбе были зачаты и рождены все те, кто сегодня состоит в ПЦУ и выступает против своего «духовного отца».

Знают ли об этом Поместные Церкви? Несомненно. Хотят ли они вступать в евхаристическое общение с анафематствованными? Нет, конечно. Тем более, еще раз подчеркнем, отлучение Филарета от Церкви не было продиктовано политическими причинами – только каноническими.

Полгода без движения

Еще в начале января экзарх Константинополя архиепископ Даниил Зелинский говорил, что признание ПЦУ – дело нескольких месяцев: «Владыка Епифаний уже направил мирные грамоты – свои представительские письма, сообщающие о его избрании. Нынешние греческие Церкви и румыны будут одними из первых, а дальше уже процесс пойдет». С теми же, кто не захочет признать сразу, надо будет поработать, «чтобы объяснить, почему нужно признать Церковь Украины».

Он заверил, что больших проблем в этом отношении не будет: «Я не предвижу здесь больших проблем. Думаю, и с Сербской, и с Антиохийской Церквями мы найдем взаимопонимание, нужно только немного времени. В этих регионах созданы определенные политические условия, поэтому нужно время, чтобы с ними поработать».

Но прошло уже почти полгода, а чаемого признания как не было, так и нет. Более того, как оказалось, работать – и то в поте лица – приходится с украинскими раскольниками, которые сами себя не признают.

Например, сторонники Епифания Думенко недоумевают, почему Филарет, который выдвигал Епифания на пост предстоятеля, теперь не признает за ним никаких предстоятельских прав. Сам же Епифаний обижается на «дедушку ПЦУ», потому что тот унижает его как предстоятеля.

Если анафема Филарету справедлива, то не означает ли данный факт, что вся теперешняя ПЦУ, как детище Филарета, – всего лишь сборище анафематствованных мирян?

И можно не сомневаться, что кроме Филарета внутри ПЦУ есть и другие «епископы», которые не видят в молодом Сергее Думенко предстоятельских качеств и вряд ли будут подчиняться его «архиерейским» распоряжениям. В этой ситуации Думенко придется все время обращаться за помощью к Фанару и пугать несогласных запретами и наказаниями от «матери-Церкви», что только подчеркнет: ПЦУ – всего лишь митрополия Стамбула, а ее «предстоятель» – свадебный генерал, который сам ничего не решает. Первый пример – недавний визит того самого архиепископа Даниила в Украину.

Однако такое положение вещей еще больше пошатнет и так скромный авторитет Епифания, и перед Фанаром во всей неотвратимости встанет вопрос, кем его заменить. Понятно, что в такой ситуации требовать или даже просто просить признания этой так до конца и не понятной структуры глупо и безосновательно. Как можно признавать людей, которые сами себя не признают? С другой стороны, в качестве кого их признавать – автокефальной и независимой Церкви или же только Киевской митрополии Константинопольского патриархата?

«Нас никто не признает»

Сами раскольники понимают, что такое длительное отсутствие признания можно уже назвать очень серьезной проблемой.

Филарет вообще считает, что перспективы легитимизации его детища нулевые: «Теперь вы говорите, что нам нужно признание других Церквей. И нам нужно уничтожить Киевский патриархат, чтобы нас признали другие Церкви. Правда это или нет? Это неправда. Никто из других Церквей не признает украинскую Церковь не только как патриархат, но и как Украинскую Православную Церковь (ПЦУ – Ред.). И мы видим это в реальности. Даже те Церкви, которые склонялись к тому, чтобы признать украинскую Церковь автокефальной, если Вселенский патриарх даст Томос, то те же Церкви теперь отказываются, не открыто, а под разными предлогами. Но молитвенного единения с Украинской Православной Церковью не имеет ни Греческая, ни Кипрская, ни Ирусалимская, ни Александрийская Церкви. Я уже не говорю о Сербской или Болгарской. И пока что я не вижу путей к признанию».

По сути, своими словами он дал Варфоломею четко понять, что тот не выполнил свои обещания. И для Филарета это одна из причин, по которым он устроил антифанариотский демарш – признания нет и не будет!

«Молитвенного единения с Украинской Православной Церковью не имеет ни Греческая, ни Кипрская, ни Ирусалимская, ни Александрийская Церкви. Я уже не говорю о Сербской или Болгарской. И пока что я не вижу путей к признанию».

Глава УПЦ КП Филарет Денисенко

Получается, что Денисенко соглашался на Томос, только чтобы его «Церковь» легитимизировали. Он прекрасно понимал, что условия, которые ставил перед ним Фанар, – совершенно кабальные, что ни о какой независимости или самостоятельности не может быть и речи. И несмотря на это, документы подписал. Подписал потому, что его заверили – все будет быстро и не больно. Месяц-два. Однако на деле оказалось, что все не так просто, как на словах, и вместо признания Православные Церкви задают все больше вопросов, тем самым четко демонстрируя свою позицию по этому вопросу.

Борьба за патриархат, или «Рано или поздно нас признают»

В этой ситуации Епифанию приходится объяснять (и не только Филарету), почему нет признания и когда оно будет. В апреле он говорил, что «рано или поздно ПЦУ признают все Церкви».

Однако заезженная и изрядно надоевшая за долгие годы использования формула Филарета «рано или поздно» не удовлетворяет сторонников Думенко, и ему уже через месяц приходится обещать более-менее конкретные сроки признания: «Мы ведем переговоры с несколькими Православными Церквями, но не официально. Для того, чтобы не помешать этому процессу признания. И постепенно, я думаю, что и в течение этого года, несколько Поместных Православных Церквей должны признать автокефалию – это действие Вселенского патриарха по отношению к Украинской Православной Церкви».

Самое интересное, что полный провал всей этой аферы с Томосом Епифаний объясняет тем, что каждая Церковь должна переосмыслить вопрос украинской автокефалии и детально изучить его. А поскольку этот процесс требует времени, как и принятие соборного решения, никто пока просто не успел признать новую церковную структуру. Да, вот уже пять месяцев переосмысляют Поместные Церкви этот вопрос и все никак переосмыслить не могут. Поэтому единственное, что остается Думенко, – это верить«Но я верю, что на протяжении ближайшего времени несколько Церквей признают этот акт провозглашения автокефалии Украинской Православной Церкви (ПЦУ – Ред.)».

С другой стороны, слова «рано или поздно нас признают» – это «вера» Филарета и его мантра, которую он использует вот уже почти 30 лет. Борьба за «патриархат» – это задача, которую ставили и ставят перед собой украинские раскольники. Что же тогда, собственно, изменилось после Томоса? Самостоятельности как не было, так и нет, легитимности со стороны мирового Православия – тоже. Да и задачи стоят те же. Чем он оправдан? Принес ли он единство украинскому народу и уврачевал ли раскол? На все эти вопросы надо ответить одним словом – «нет».

Томос не выполнил свою роль

Патриарх Варфоломей, провозглашая автокефалию ПЦУ, главной причиной называл тот факт, что Томос преодолеет раскол, объединит украинцев и решит их многовековые проблемы. Но в итоге проблем стало только больше, а единства как не было, так и нет.

Более того, становится все более очевидным, что и заверения Филарета, а также бывшего Президента Украины и Верховной Рады в том, что весь украинский народ жаждет получить автокефальную свободу, не соответствуют действительности. Например, тот же Филарет обосновывает неизбежность признания ПЦУ тем, что «украинская Церковь – большая», вторая в мире после Московского Патриархата, и ее поддерживают 44-48% населения страны.

Но слова своего «духовного учителя» опровергает Епифаний, который утверждает, что ПЦУ только должна стать самой большой «Церковью» Украины: «Нам еще очень много нужно сделать, чтобы нас признали другие Церкви, утвердиться, стать крупнейшей Православной Церковью в Украине, и тогда уже говорить о повышении статуса до патриархата».

Он признает, что сегодня его структура испытывает серьезные материальные проблемы, что косвенно говорит об отсутствии всенародной поддержки. Но даже если бы ПЦУ и была самой большой Церковью Украины, это все равно ни на йоту не приблизило бы ее признания со стороны других Церквей, потому что аргумент размера никогда не был решающим. В обосновании необходимости автокефалии всегда подчеркивали факт существования единства по этому вопросу среди православных христиан той страны, которой эту автокефалию дают. А его-то как раз и нет.

То есть Томос поставленную перед ним задачу не выполнил – не смог объединить всех украинских православных в одну Поместную Церковь, а значит, и автокефалию давать некому. Более того, единства нет даже среди тех, кто этот самый Томос получил, что может быть использовано уже в качестве аргумента для его отзыва.

Признания не будет

Да, об этом можно говорить с уверенностью. О данном факте свидетельствуют не только аргументы, которые мы привели выше, но и события последних дней, которые связаны с позицией других Церквей по этому вопросу.

Предстоятель Кипрской Церкви архиепископ Хризостом, который заявил о своей готовности выступить в роли посредника по «украинскому вопросу», 18 апреля встречался с предстоятелями Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской Церквей. Позже он рассказал о своем желании посетить Сербию, Болгарию и Грецию. И опять же, для того чтобы обсудить с главами этих Церквей тот самый «украинский вопрос».

«Нам еще очень много нужно сделать, чтобы нас признали другие Церкви, утвердиться, стать крупнейшей Православной Церковью в Украине, и тогда уже говорить о повышении статуса до патриархата».

Глава ПЦУ Епифаний Думенко

По справедливому замечанию блогера Александра Вознесенского, архиепископ Хризостом «озвучил, что глава Албанской Церкви не отстранен от переговоров по украинской теме. Защищая членство Албанской Церкви в этом процессе, глава Кипрской Церкви дает ясно понять, что наиболее жесткие и непримиримые голоса в отношении Варфоломея и СЦУ (ПЦУ – Ред.) не будут заглушены ради уважения к Константинопольской кафедре… Это выглядит вполне позитивно. Ведь Кипрская Церковь в подавляющем большинстве относится позитивно к УПЦ и не признает СЦУшников. Многие иерархи этой Церкви называют в частных беседах СЦУшников не иначе как "схизматиками" т.е. раскольниками. Поэтому Кипр, как площадка для переговоров, – это, однозначно, поддержка УПЦ и разгром Варфоломея и СЦУ».

* * *

Очевидно, что надежда на быстрое признание украинских раскольников со стороны мирового Православия сегодня не имеет никаких перспектив, а совершившийся раскол внутри самого раскола грозит прещениями уже со стороны Константинопольского патриархата. Можно констатировать, что блицкриг, задуманный на Фанаре, не удался. Какой бы ни была дальнейшая судьба украинских раскольников, ясно одно – Церковь выстояла и в этот раз и не поддалась на провокацию со стороны древней кафедры Византийского государства.

Более того, сейчас можно и нужно говорить не только о судьбе ПЦУ, но и о судьбе Константинопольского патриархата, который в нарушение канонов решил примерить на своего предстоятеля папскую тиару, забыв, что глава Церкви – Христос. Что будет с этой кафедрой, мы увидим в ближайшее время.

Тарас Ребиков

Раздел
Тэги