«Поколение, которое не боится»: как прошел четвертый день мирного митинга в Хартуме

11.04.2019 18:23

Продолжаем публиковать цикл статей российского корреспондента Владимира Маляннова, находящегося прямо в гуще событий (начало здесь и здесь). 

В столице Судана Хартуме и других крупных городах страны продолжаются мирные протесты. Демонстранты требуют экономических и политических реформ. Полиция действует по отношению к митингующим жестко, однако на защиту мирных граждан встала армия. В то же время против участников мирных демонстраций постоянно совершаются провокации, в том числе с применением оружия.

Ночной расстрел спящих

В ночь с 8 на 9 апреля митингующие у Генштаба суданцы снова подверглись нападению.

«Это началось часа в три ночи. Стреляли из автоматов, прямо сюда — на поляну и дорогу перед Генштабом. Люди спали, а по ним открыли огонь. Солдаты открыли ворота, чтобы люди могли забежать и укрыться от пуль», — рассказал Абу, один из митингующих.

Против участников мирных демонстраций постоянно совершаются провокации, в том числе с применением оружия

Против участников мирных демонстраций постоянно совершаются провокации, в том числе с применением оружия

Федеральное агентство новостей / Владимир Малянов

Военные открыли ответный огонь. Стреляли практически наугад, как и нападавшие, так как близко подобраться к Генштабу сложно из-за многочисленных блокпостов, кордонов и баррикад. Так что нападавшие стреляли из темноты с расстояния около 150 метров. Но даже с такого расстояния, беспорядочной стрельбой, они смогли добиться своего: трое мирных митингующих и двое солдат были убиты.

«В ту сторону сразу выехало несколько джипов с военными, — добавил Мухаммед, еще один из очевидцев ночной бойни. — Солдаты отогнали нападавших. Говорят, что это были сотрудники министерства безопасности. Они и полиция ненавидят простой народ, потому что, если уйдет Башир (президент Судана Омар аль-Башир. — Прим ФАН) и его друзья-олигархи, они останутся без работы».

«У этих структур самые большие зарплаты. Солдаты получают по две тысячи суданских фунтов, а у этих зарплаты в десятки раз больше. Поэтому они и пытаются помешать нам мирно выражать свои желания. А армия продолжает нас защищать, мы очень благодарны ей за это!» — добавил Мухаммед.

Действительно, между местными силовиками разгорелся нешуточный конфликт. Еще в первый день мирного митинга министр обороны заявил, что армия не допустит насильственного свержения законной власти, но при этом не станет разгонять мирно митингующих людей. А вот полиция и сотрудники министерства безопасности сразу показали себя во всей красе. Уже в первый день митинга они попытавшись разогнать мирно идущих к Генштабу людей. Дальше конфликт лишь набирал обороты, поскольку полиция и служба безопасности не оставляли попыток навредить митингующим.

Под один такой обстрел попал и я. Днем 7 апреля подкравшиеся со стороны моста полицейские стали расстреливать митингующих снарядами со слезоточивым газом. Стреляли издалека, навесом, но снаряды долетали и падали прямо в толпу. В ночь с 7 на 8 апреля снова издалека обстреляли митингующих газом. А утром 8 апреля и вовсе открыли огонь из автоматов прямо по митингующим и Генштабу.

О том, что произошло в ночь с 8 на 9 апреля, рассказано выше.

Провокатор с пистолетом

Четвертый день мирного митинга у Генштаба принес заметные перемены. На подходах стало больше кордонов, как со стороны митингующих, так и от армии. Митингующие сами назначили на эти кордоны наблюдателей, теперь каждые 30-50 метров дорога перегорожена: всю технику, даже мотоциклы, останавливают и досматривают. Если на протест идут люди с сумками и рюкзаками — их тоже досматривают.

Нам удалось пройти три таких кордона, а дальше нас остановили и попросили показать, что в рюкзаке. Там было пара бутылок с водой и зарядное устройство. Нас уже хотели пропустить дальше, но подошли еще люди.

— Вы иностранцы. Откуда вы?

— Русские.

— Что вам тут нужно? Это дело суданцев и никого более, уходите отсюда.

Фирменные кепки и надувные палки — символ мирного протеста в Судане

Фирменные кепки и надувные палки — символ мирного протеста в Судане

Федеральное агентство новостей / Владимир Малянов

Нас стали потихоньку оттеснять обратно. К счастью, прошедшая по рядам митингующих информация о русских была услышана русскоговорящим суданцем, который сразу подошел и попытался узнать, что случилось. Да, нам снова повезло встретить русскоговорящего суданца, с его помощью удалось пообщаться с окружившими нас людьми, рассказать, что мы видели, о чем написали. Когда этот мужчина по моей просьбе прочитал и перевел остальным один из моих материалов, люди стали хлопать меня по плечам, показывать поднятые вверх большие пальцы и повторять «Тамам!», то есть «Хорошо!»

Нам выделили троих сопровождающих, дали листок с надписью ручкой по-арабски «Журналист», и мы спокойно прошли к Генштабу через остальные кордоны.

«Пожалуйста, не подходите к военным, — проинструктировали нас сопровождающие. — Они вас не тронут, просто тут много камер (телефонов), и если рядом с солдатами увидят иностранцев — могут использовать это как провокацию. И в гущу толпы лучше не заходить. Мы приняли меры, вы сами видели, досматриваем людей, но у нас нет гарантий вашей безопасности, тут могут быть засланные люди, провокаторы».

Митингующие пишут себе на руках: «Поколение, которое не боится», «Свобода», «Режим падет», «Уходи-уходи!»

Митингующие пишут себе на руках: «Поколение, которое не боится», «Свобода», «Режим падет», «Уходи-уходи!»

Федеральное агентство новостей / Владимир Малянов

Едва сопровождающий договорил, толпа заволновалась, люди кинулись к машине, выехавшей из Генштаба, окружили синий пикап, стали кричать.

«Давайте отойдем туда, под навес», — сказали наши сопровождающие.

Раздалось несколько выстрелов. Стреляли солдаты, в воздух. Как выяснилось, митингующие подумали, что в выехавшей машине хотели вывезти одного из ночных провокаторов. После выстрелов в воздух машина уехала, а солдаты объяснили людям, что ночью никто в плен захвачен не был. Однако затишье было недолгим.

В первом часу дня группа митингующих неподалеку от нас пришла в движение. Кого-то одновременно били и тащили в сторону Генштаба. Нас попросили не подходить, но один из ребят, с которыми мы сидели, побежал узнать, что случилось. Уже у ворот Генштаба в толпе раздалось несколько выстрелов и тут же радостные крики.

«Поймали провокатора! — радостно сообщил вернувшийся сопровождающий нас Нади. — У него пистолет был под одеждой. Все кордоны прошел, гад, но тут его по одежде заметили, штаны дорогие были. Остановили, стали спрашивать, а он попытался убежать. Вот его и догнали, стали бить и повели к солдатам. По пути заметили у него пистолет, отобрали и в воздух стали стрелять на радостях. Отдали его армейцам, вместе с пистолетом. Оружие здесь — это плохо. Да ты и сам уже заметил: людей досматривают, даже ножи отбирают, потому что тут территория мирного митинга, тут не должно быть оружия у мирных людей».

На листке по-арабски написано «журналист», такую «охранную грамоту» выдали корреспонденту ФАН

На листке по-арабски написано «журналист», такую «охранную грамоту» выдали корреспонденту ФАН

Федеральное агентство новостей / Владимир Малянов

«А откуда был этот человек? От какой структуры?» — попытался уточнить я.

«Это военные сейчас сами у него узнают точно, — ответил Нади. — Но, скорее всего, из министерства безопасности. Они нас ненавидят. Как и полиция. Им выгодно нас разгонять, потому что они прикормлены правительством. А правительство прикормлено другими странами. У многих из правительства двойное гражданство, помимо суданских паспортов — паспорта США и Британии. Вот у главы мухабарата (службы безопасности) второе гражданство — американское. Эти страны помогают Баширу и его олигархам грабить простых людей, выкачивать из нашей земли ресурсы. Они наверняка причастны и к провокациям здесь. В своих СМИ они нагло врут о том, что здесь происходит. Правда им невыгодна».

Соленый манго, революционный мерч и закончившееся терпение

Мы немного прогулялись, убедились, что все по-прежнему: люди приходят, приносят еду, воду, собирают мусор, молятся, скандируют лозунги и даже рисуют их на руках краской вроде хны.

«Вот, смотри, у меня тут написано: «Поколение, которое не боится». Сегодня у многих тут есть эта надпись. И другие надписи: «Свобода», «Режим падет», «Уходи-уходи!» — наш сопровождающий по имени Мухаммед показывает свою руку.

Мы вернулись под тент в тень, где помимо нас сидело еще около тридцати митингующих. Пришли женщины и девушки.

«Это наши мамы, — показал один из ребят на подошедших женщин. — Видишь, они принесли из дома еду и воду. Люди приходят семьями, заботятся друг о друге. В эти дни суданский народ един, как никогда. У нас одна цель, мы все устали от пьющей наши деньги и кровь власти, мы — одно целое».

Митингующие стали наперебой рассказывать подошедшим женщинам и девушкам, кто мы такие, и что тут делаем. Нас снова благодарят, угощают печеньем, водой. Одна из девушек протягивает мне надрезанный вертикально фрукт с зеленой кожурой.

— Что это за фрукт?

— Это манго.

Отламываю дольку, откусываю и… Ох, как же кисло! Напомнило жвачку «Шок». Кислинка странно сочеталась со сладостью фрукта, вкус был очень необычным.

«Это с солью. Рецепт такой», — объяснили мне.

Соль вообще не чувствовалась, а кислинка после пары укусов стала приятной, освежающей. Жаль, что в России достать именно такой зеленый манго не получится, а то рецептик бы записал.

Люди готовы стоять до конца

Люди готовы стоять до конца

Федеральное агентство новостей / Владимир Малянов

К митингующим подъехал небольшой грузовичок, ребята стали выкидывать из него фирменные кепки, надувные палки и различные необходимые вещи.

«Видел, тут ребята ходят, деньги собирают? Вот на эти деньги сами митингующие и те, кто их поддерживает, заказали эти вещи», — объяснил один из парней.

Made in China, прочитал я на упаковке одного из предметов первой необходимости.

«У нас нет своих производств. Страна бедствует, пока правительство и их дружки купаются в золоте. Это не должно продолжаться. Мы, все, кто здесь собирается, надеемся, что наш мирный протест будет услышан, и правительство уйдет», — говорит наш спутник.

«А если не уйдет? Будете штурмовать?» — осторожно интересуюсь я.

«Ты задаешь сложные вопросы, друг, — отвечает мой собеседник. — Мы не хотим крови, не хотим беспорядков. Мы будем сидеть здесь столько, сколько потребуется. Потому что больше нам некуда идти. У многих нет работы, а те, у кого есть, — работают за копейки. Мы не хотим штурмов, и я не знаю, что мы будем делать, если власти и дальше продолжат нас игнорировать. Но мы точно не смиримся и не разойдемся, мы достаточно долго терпели!»

Коротко о ситуации в Хартуме

Митингующих поддерживают действительно многие, даже некоторые предприниматели. Они закупают фрукты, воду и прочие необходимые мирно митингующим людям вещи. Одна из городских пиццерий присылает своих курьеров на мотоциклах с десятками бесплатных пицц для людей у Генштаба.

Полиция и министерство безопасности продолжают задерживать суданцев. Митингующие очень переживают за задержанных товарищей.

«Их держат в грязных камерах, практически не кормят, пытают и не отпускают», — сообщают участники мирных протестов.

С декабря 2018 года было задержано больше двух тысяч человек, и если раньше некоторых митингующих часто отпускали, даже не довозя до камер, то теперь полиция и министерство безопасности работают очень жестко и никого не отпускают.

В соцсетях была попытка очередного вброса: было опубликовано видео, на котором суданские военные выгоняют несколько БТРов. Это попытались выдать за начавшееся восстание. На самом деле утром 9 апреля солдаты выгоняли технику с территории Генштаба, чтобы показать митингующим, что армия с народом.

«Эта техника несколько раз прокатилась тут, по дороге. Солдаты сидели на ней вместе с митингующими, а потом загнали технику обратно», — объяснили видео очевидцы.

Раздел
Тэги