«Побочный эффект»: как мировой кризис снимает противоречия между Минском и Москвой

10.03.2020 11:29

Я давно ждал повода, чтобы написать продолжение по белорусско-российскому нефтяному конфликту. И теперь, в связи с нефтяной мировой войной, этот повод появился.

Вчерашнее нефтяное торнадо на мировых рынках, будет иметь массу побочных последствий. Причем, не только пагубных. Некоторые противоречия разрешаться сами по себе и о них можно будет забыть. И одним из таких противоречий станет белорусско-российский нефтяной конфликт, который в рамках нынешней турбулентности на рынке имеет все шансы исчезнуть в виду исчезновения причины.

Нефть по «минским условиям»

Итак, на дворе март и настало время подводить итоги сочинским февральским договоренностям Путина и Лукашенко.

Читатели помнят, что по горячим следам рандеву двух президентов, автором было высказано  предположение, что основные проблемы по нефтяным вопросам между двумя странами в ходе его проведения были улажены, и мы очень скоро увидим все это в реальной жизни.

Для начала, напомню суть противоречий. Так называемый налоговый маневр, который переводит налогообложение по нефти и нефтепродуктам с границы на скважину, резко бьет по интересам белорусских производителей, так как они не могут претендовать на компенсацию из российского бюджета на произведенный для ВНУТРЕННЕГО потребления бензина и ДТ (еще раз подчеркиваю, для внутреннего, так как для внешнего никаких маневров нет и все предприятия находятся в одинаковых условиях).

Мой версия состояла в следующем. Чтобы не нарушать единства работы законов РФ и не обидеть союзника Москва найдет для Минска те 6-7 млн. тонн нефти (а именно столько Белоруссия потребляет для собственных нужд), которые будут переработаны на белорусских предприятиях, и при этом никто не получит никакого убытка.

Эта схема прорисовывалась уже на примере работы российской кампании «Сафмар», которая поставляла на белорусские НПЗ нефть по давальческой схеме, платя им за ее переработку. А далее эти нефтепродукты реализовывались на белорусском рынке, а деньги с налогового маневра… я почти на 100% уверен Москва им компенсировала.

Почему уверен? А иначе вся схема работы для «Сафмара» не имеет никакого смысла. И тем более моя уверенность превратилась в убежденность, когда на март заявки на поставки нефти в Белоруссию по схожей схеме подали еще семь российских кампаний, пять из которых в марте должны поставить еще 200 тыс. тонн нефти. Итого вместе с «сафмаровской» это будет уже 450 тыс. тонн. То есть почти столько же, сколько Белоруссия потребляет сама. И не случайно Минск и Москва эти сделки особо не афишируют, как и кампании, которые по ним работают. Здесь особый шум никому не нужен, главное, что проблема решена.

А еще полмиллиона тонн нефти в год Минск закупает по другим схемам (в т.ч. и российским). Но на эти объемы никакие льготы не распространяются, причем точно также, как и для российских НПЗ. Тут уже работает вольный рынок и Минск может закупать для себя нефть хоть в Антарктиде. И претензий ни у кого здесь быть не может (при любых мировых ценах на нефть).

Какими будут цены на бензин в России

А вот тут кроется и главный интересный момент. Ведь если мы еще раз вспомним, в чем суть экономической части конфликта Минска и Москвы, то это именно дисбаланс цен на продукты нефтепереработки на внутреннем и внешнем рынках. И если этот дисбаланс исчезнет или резко уменьшится, то и сама проблема либо испарится, либо утратит свою остроту.

Вчера и сегодня многие жители России спорили и мечтали о том, что в связи с обвалом на нефтяном рынке, цены на бензин в стране уменьшатся. Но, думаю, что этого не случится. Вероятнее всего цены останутся приблизительно теми, что и сегодня, и это со временем уменьшит разницу цен на топливо в России и за рубежом. А значит, ровно на столько же уменьшатся и «суммы нефтяных противоречий» между Белоруссией и Россией.

Юрий Подоляка

Раздел