Мировая газовая война XXI века: как Россия превратила Катар из врага в своего ... партнера

24.05.2020 12:46

Противостояние на рынке газа, которое резко обострилось и приняло новые формы в связи с развитием технологий, связанных с сжижением этого продукта и превращением по сути этого рынка в такой же общемировой, как и рынок нефти имеет свои отличные от нефтяного формы.

Газовый ОПЕК, о котором так долго говорят, до сих пор не рожден. Хотя рынок постепенно идет именно в этом направлении, так как ценовые скачки, на продукт, которые мы наблюдаем на протяжении последних 20 лет сильно мешают устойчивому развитию отрасли. И тем не менее, именно газ в ближайшие десятилетия будет вытеснять из энергетики нефть и уголь, а его использование в других отраслях будет во многом зависеть от того, сколько реально этого продукта будет способен выдать на гора мировой «газпром», а также от того, насколько цена на продукт будет прогнозируемой и устойчивой.

А отсюда и такой интерес двух ведущих энергетических мировых держав – США и России к вопросу, а кто именно будет главным на этом рынке. Кто будет управлять мировыми газовыми потоками, а значит, кто сможет при помощи этого инструментария «еще больше усилить»/»в какой-то степени сохранить» свое геополитическое влияние.

Если сравнивать мировой рынок нефти и мировой рынок газа, то постепенно на нем складывается примерно одинаковая ситуация. Есть несколько стран-производителей, причем значительная часть либо сидит на нем в своей нише и никуда не высовывается со своими «амбициями» (Австралия, Алжир, Малайзия, Туркмения и т.д.), либо их значение, как экспортеров довольно мало и им в большой игре можно пренебречь.

И в этом ряду, как и на рынке нефти, особняком стоят три страны, имеющие амбиции и возможности вести большую газовую игру, коими они и пользуются по мере своих возможностей – Катар, Россия и США. Причем, роль Катара в этой игре, в виду его возможностей, скорее вспомогательная. И именно за перетаскивание этой маленькой Ближневосточной страны в свой лагерь шла одна из основных газовых схваток последних лет.

Как это было 10 лет назад

Когда США десять лет назад при помощи «арабской весны» начинали перекраивать Ближний Восток под свои новые задачи, роль Катара была очень и очень значимой. Было понятно, что Европе, чтобы она отказалась от газовой зависимости от России нужен альтернативный источник. С огромными запасами и главное, чтобы Москва не имела возможности перерезать этот маршрут даже в теории.

Все предыдущие попытки американцев запустить «большой газ» в обход России в целом Москвой были купированы и запущенная пару лет назад первая очередь трубы TANAP лишь жалкие крохи грандиозных планов по переброске среднеазиатского и азербайджанского газа на европейские рынки.

Ради этого, в т.ч. американские демократы готовы были даже с Ираном временно помириться. И иранский газ должен был потечь в Европу вместо «газпромовского».

Но, как мы уже сказали выше, Москва в целом проблему купировала. Среднеазиатский газ потек в Китай, а его излишки должны пойти в Индию по газопроводу ТАПИ, который Кремль упорно продвигает, несмотря на то, что у него якобы нет здесь прямого интереса. Прямого нет, но окончательное закрытие вопроса среднеазиатского газа – очень важный аргумент, оставляющий ей Европу в ее почти полное газовое владение.

И на этом фоне именно Катар был для США последней возможностью что-то изменить. Именно катарский газ своими объемами и относительно низкой себестоимости мог быть альтернативой российскому на европейском рынке.

И в т.ч. и по этому в Сирии началась война и в сирийскую оппозицию начали вкладывать деньги не только саудиты, но и каатрцы.

И в т.ч. и по этому Россия приняла так близко к сердцу проблемы сирийского народа и лично президента Башара Асада. Ничего личного, чисто геополитика. Москве точно был не нужен трансаравийский газопровод из Катара, а затем в перспективе и из Саудовской Аравии с его окончанием в районе Латакии (как вариант присоедиение этих труб к Европе через Турцию).

Газовые амбиции катарцев и саудитов были похоронены российскими ВКС и частями сухопутных подразделений, которые в явном и не очень виде сломили хребет всем борцам за «демократию и счастье сирийского народа, начиная с ИГИЛ, и заканчивая бандами Идлиба.

Уже к 2016 году (в связи со вступлением России в сирийскую войну) стало окончательно понятно, что на сирийском газовом коридоре можно ставить крест и нужно учиться жить в новой реальности.

Какова ситуация сегодня

Я еще и сегодня часто встречаю устойчивое мнение, что Катар является геополитическим противником Москвы. Те, кто так думает, просто не следят за изменениями и не увидели просто фундаментальных изменений в катарской внешней политике.

Да, это было верно еще в 2013 и даже в какой-то степени в 2015 году, но точное не в 2017 и тем более не в 2020.

5 июня Саудовская Аравия, союзный ей Египет, ОАЭ, Бахрейн, Ливия и даже официальное просаудовское хадистское правительство Йемена, которому Катар помогал «устанавливать конституционный строй в стране», объявили эмиру по сути ультиматум. Много лет до этого все эти страны не особо замечали связей Катара с радикальными движениями на Ближнем Востоке (Аль-Каида», братья мусульмане и т.д.). В середине 2017 года они не могли уже с этим всем мириться.

Что же произошло? А произошло вот что.

Здесь тоже нужно углубиться в историю и вернуться в 2011 год – год «арабской весны». Именно в этот год в Катаре произошло чрезвычайное событие – нападение в аэропорту Дохи на посла России. Злой умысел был очевиден и дело дошло до фактического разрыва отношений между Россией и Катаром. В общем, все шло для США, как по маслу. А затем, эмир отрекся от престола в пользу сына, и внешняя политика Катара начала быстро меняться. Видимо катарцы первыми поняли, что в Сирии им ничего не светит и надо налаживать отношения с Москвой, что сразу же вызвало резко негативную реакцию … Саудовской Аравии.

Следим за хронологией событий:

2011 года – Катар активный участник «арабской весны», нападение на посла России, отзыв посла России.

Июнь 2013-го смена эмира в Катаре.

Ноябрь 2013-го – Россия восстанавливает отношения с Катаром и назначает нового посла.

Февраль 2014-го визит эмира Катара в Сочи и его встреча с Путиным

Март 2014-го- первый конфликт с Саудовской Аравией. Эр-Рияд обвинил Доху в том, что она не выполняет ранее подписанных соглашений и «взаимодействует с «организациями, представляющими угрозу безопасности и стабильности государств-членов Совета». Конфликт удалось разрешить, и на пару лет Катар затаился, видимо ожидая чем закончится разборка в Сирии в связи с появлением новых обстоятельств (ИГИЛ).

Открытое вступление России в войну в конце 2015 года заставило Катар отбросить остатки колебаний.

17-19 января 2016 года эмир Катара уже три дня о чем-то договаривается с Путиным.

4-6 мая 2016 года глава катарского МИДа в Сочи. И снова три дня он о чем-то очень долго договаривается с Путиным. ТРИ ДНЯ не глава государства, а глава МИДа!!!!

Уникальный, по моему, случай  в истории российского дипломатии нового времени.

И буквально через три недели глава катарского МИДа опять в Москве. Теперь с двухдневным визитом. Теперь в рамках заседания по поводу «стратегического диалога Россия — Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ).

Судя по всему, именно тогда и оформилось стратегическое сотрудничество России и Катара и отношения двух стран стали рабочими и даже партнерскими. Причем, безо всяких кавычек. Видимо Москва смогла убедить катарцев, что дружить надо именно с ней, и тогда она сможет нарезать им жирный кусок мирового газового рынка.

И теперь, когда вы узнали предысторию, согласитесь, что ультиматум Саудовской Аравии 5 июня 2017 года смотрится с вполне логичным и «обоснованным». Саудиты решили надавить на отпавшего союзника, объявили ему блокаду и над страной нависла угроза военного вторжения.

10 июня глава МИД Катара вновь в Москве. И очень похоже, что именно тогда Кремль и взял своего еще недавнего главного газового оппонента окончательно под свой «зонтик». Буквально сразу же Иран объявил, что он готов снабжать Катар продовольствием, а Турция выразила готовность обеспечить военную защиту. А потому, когда в начале июля истек срок ультиматума Саудовской Аравии, ей пришлось выразить только сожаление по поводу нежеланию Дохи подчиниться требованию недавних «партнеров» и союзников.

Вот так выглядел переход Карата из лагеря противников в лагерь «партнеров Москвы. И во что это вылилось в экономическом плане и как отразилось на ходе газового противостояния, мы с вам поговорим в следующий раз.

Продолжение следует…

Юрий Подоляка

Раздел