Мировая газовая война XXI века: как американцы стали на газовом рынке «третьими лишними»

11.05.2020 10:45

Сегодня спотовые цены на газ на основной массе торговых площадок-хабов, держатся на уровне гораздо ниже уровня себестоимости его добычи плюс доставки. И такая ситуация наблюдается уже не первый месяц. Между тем, газ на них не только не заканчивается, но и есть мнение, что с обострением мирового экономического кризиса мы увидим и гораздо более низкие цена на газ. Причем не на бумажный, а на самый, что ни на есть реальный.

Как же такое может быть? Может и это как раз вытекает из специфики работы газового мирового рынка, о котором мы с вами сегодня и поговорим…

Основной рынок газа – длинные контракты. На споте появляются излишки

Именно так все и работает. Более 90% рынка, это так называемые длинные контракты. И этот рынок живет по своим правилам и законам. Нет, полной оторванности его от цен на споте у него нет. Она тоже учитывается в сложных формулах подписанных контрактов, но прямой зависимости от такого изменчивого фактора на нем нет. А отсюда и ожидаемая средняя стоимость продажи газа «Газпромом» в 2020 году на уровне 133$ за 1000 кубов, при спотовых ценах 50-60$ за ту же «тысячу». Причем, она сильно не изменится, даже если спот упадет в район 30-40$.

При этом, как мы выяснили в прошлый раз, себестоимость газа у «Газпрома» находится на уровне 30$ на месторождении (без транспортных расходов). Если этот самый газ доставить, например на терминал TTF в Нидерландах, его стоимость вырастет (с учетом аппетитов транзитеров и большого транспортного колена), до 60-80$ за «тысячу» (в зависимости от маршрута). И это самый дешевый газ, который там может появиться (не считая газа местных производителей, которого очень и очень мало).

Так откуда же получаются такие цены на споте? И почему газ на нем по ним не переводится.

Все очень просто. Если спрос на газ резко падает (как это случилось в конце 2019 года и происходит до сих пор), а количество длинных контрактов превышает мировое потребление, то по аналогии с рынком нефти, лишний «продукт» обрушает спотовые цены.

А теперь станем на место газового посредника между производителем и конечным потребителем. Если газ у тебя хранить больше негде, но ты должен его купить по контракту, ты его покупаешь. Бизнес есть бизнес. Но ты его тут же продаешь за сколько можешь. И пока это сокращает твои финальные убытки, ты будешь это делать вновь и вновь.

А отсюда и цены ниже плинтуса и упорная покупка газа по убыточным контрактам, цена которых гораздо выше «рыночных» спотовых.

Но такой механизм все же позволяет коррелировать объемы газа на рынке. Тем более, что консервация месторождений газа и нефти имеют свои отличия. Газ можно просто прикрыть и ждать удобной конъюнктуры, с нефтью все несколько сложнее. Но это, так к слову.

Итак, низкие спотовые цены сразу убирает с рынка тот газ, который производители СПГ могут выбросить сверх длинных контрактов. Например, тот же НОВАТЭК. Из-за более раннего выхода на полную мощность своих заводов и отставанием сроков длинных контрактов от реальных поставок, в 2019 году у НОВАТЭКа образовались серьезные излишки, которые он и выбрасывал на спотовый рынок. Сегодня ситуация иная. На споте продавать не выгодно, а потому… в первом квартале 2020 года НОВАТЭК почти прекратил продажу газа на споте, но нарастил его продажу по длинным контрактам…

Американская схема продажи СПГ-газа, как мы разобрали в прошлом материале, более гибкая, но менее устойчивая. И это сегодня играет против американских сланцевиков, но на руку остальным.

Отказ от услуг сжижения в США, который в последнее время приобретает массовый характер, автоматически уменьшает и количество газа на рынке. СПГ завод свои деньги конечно получает, но продукцию не производит и очевидно, что все это генерирует добавочные убытки для американских сланцевиков и ставит крест на всех новым американских СПГ проектах.

И таким образом … решая стратегические задачи остальных участников мирового газового рынка, таких как Россия и Катар, которые свои проекты сдвигают во времени, но не отменяют. А это значит, что когда цены вернутся назад, сливки с него будут снимать только те, кто на нем выживет в трудные годы. То есть сегодня.

Юрий Подоляка

Раздел