Экономика России, ее проблемы сегодня. Какие задачи стоят перед правительством Мишустина

16.02.2020 12:44

Сегодняшний материал первый, в котором мы будем говорить об экономике России. А так как он вводный, то начнем мы с самого верха «проблемы». Потому, что, не разобравшись в главном, бесполезного говорить о частностях.

В 2019 году рост ВВП России составил по разным предварительным оценкам составил от 1,3 до 1,9%. В 2018 году рост ВВП был на уровне 2,5%. При этом, по прогнозу Банка России и в 2020 году не ожидается никаких принципиальных изменений, и рост ВВП страны ожидается на уровне чуть больше 2%, и эту ситуацию экономисты уже окрестили термином «стагнация экономического роста».

И это ее главная проблема, причем носит она именно системный характер.

Необходимое уточнение (к сожалению она нужна, так как материал создавался для массового зрителя, который практически никогда не различает собственно нацпроекты и прочие госпроекты, но специалисты меня могут упрекнуть в некомпетентности): Сегодня часто будет употреблено слово "Национальные проекты". И оно было употреблено в более широком, а не буквальном смысле конкретных нацпроектов. Ведь проблематика российских нацпроектов она точно такая же, как и в госпроектах по развитию "национальной" российской промышленности.

Почему Россия так зависит от государственных (национальных) проектов в экономике

Мы сегодня не будем говорить о тех проектах, целью которых является качественное улучшение человеческого капитала (поговорим обязательно, но не сегодня). Мы будем говорить о проектах в экономике и инвестициях, в них вкладываемых.

Момент первый. Режим санкций сковывает экономический рост. Да, с точки зрения импортозамещения в критически-важных отраслях экономики, режим санкций для России в среднесрочной и долгосрочной перспективе благо, но с точки зрения роста ВВП, конечно зло. А отсюда и отношения разных людей к их оценке. Когда оценивают появление новых производств всегда говорят о плюсах, когда смотрят на цифры роста ВВП вспоминают о минусах.

Может возникнуть вопрос, как же так, ведь новые производства должны создавать добавочный рост, ведь они возникают в довесок к существующим. Да, все так и было бы, если бы инвестиции, которые правительство централизовано вкладывает в их развитие не были бы забраны с этих самых других секторов. Не будь санкций, вместо них пришел бы частник свой или иностранный, но когда инвестресурс ограничен надо выбирать куда вкладывать.

То есть в стране, ограниченной в доступе к иностранным инвестициям, особенно в те отраслях, где они крайне важны, происходит просто их перераспределение, причем с обязательной потерей эффективности. Ведь не случайно же до режима санкций никто не вкладывался в развитие этих самых недоразвитых (или потерянных после распада Союза) в России отраслей. Но для выживания страны они нужны, и это в свою очередь не может не тормозить страну в целом.

Необходимое уточнение: Сегодня часто будет употреблено слово "Национальные проекты". И оно было употреблено в более широком, а не буквальном смысле котнкретных нацпроектов. Ведь проблематика российских нацпроектов она точно такая же, как и в госпроектах по развитию "национальной" российской промышленности.

Момент второй. А откуда он берется этот самый внутренний инвестиционный ресурс. В России сегодня значительную часть инвестиционных средств аккумулируется через системы акцизов и сборов. И дают их предприятия добывающих отраслей. В первую очередь нефтегазового комплекса. Ведь это именно они не только формируют значительную часть бюджета страны, но и позволяют наполнять национальные фонды развития, которые и стали главным источником инвестиционного ресурсов в стране через систему национальных проектов.

А отсюда и национальные проекты, как основной драйвер роста (причем, комплексный). И стагнация этого самого роста, во многом следствие неэффективной работы чиновничьего аппарата, отвечающего за их реализацию и регулярно срывающего сроки выполнения работ по ним.

Вот как раз и ответ, почему в первую очередь Мишустин занялся нацпроектами.

А еще, теперь должно быть понятно, почему руководство России, вопреки выгодам для многих российских отраслей режима санкций, делает сегодня все, чтобы его как минимум ослабить и восстановить нормальные отношения хотя бы с Европой.

Не нефтью единой

Но это всего лишь одна сторона медали. Очевидно, что, если Россия собирается возвращать себе статус бывшего Советского Союза, без качественного перехода ее экономики на новый уровень, об этом не может быть и речи.

И такой рывок нельзя совершить только за счет увеличения добычи природных богатств. Они могут быть только ресурсом для этого самого скачка и не более того. Рывок может дать только создание производств с более высоким процентом добавленной стоимости (плюс инфраструктура, человеческий капитал и т.д.). Собственно, именно их и создают при помощи системы нацпроектов. Но чиновники России уже показали свою в этом некомпетентность, а значит именно их работу (критерии ее оценки) и надо в первую очередь реформировать, а попросту ломать через колено.

Именно отсюда, я так понимаю и появилась фигура Мишустина, который в предыдущей работе показал, что он имеет не только понимание ситуации в комплексе, но и получает нужный результат и умеет строить новое через «ломать».

Кстати, отсюда и буквально его неограниченные полномочия в экономических вопросах и именно этим можно также объяснить и «продажу», а по факту перевод в прямое подчинение правительству образующего для российской банковской системы «Сбербанка России».

Любые реформы Мишустина, это цифровые реформы. А они сегодня в основном идут в том числе и через систему Сбера. А в условиях ограниченности во времени (я так понимаю, основная работа должна быть окончена к концу президентского срока Путина), расходовать его на согласования непозволительная роскошь.

Второй момент – инвестиционный ресурс. Он в России, как мы уже знаем в первую очередь внутренний, а кредитование экономики национальными банками в данном случае вопрос номер один. И в этом вопросе Мишустину тоже лучше всего не зависеть от прихотей (вернее неэффективности) чиновников из Банка России или ТОП-менеджмента «Сбера», а иметь возможность напрямую контролировать работу ведущего банка страны.   

Экономика внутреннего потребления

Кстати, очень не случайно премьер Мишустин начал заниматься и лоббированием интересов частного малого и среднего бизнеса. Именно он может создать на базовом экономическом фундаменте мультипликаторы быстрого роста. То есть как раз того, чего экономике России очень не хватает.

Дело в том, что в мире существует две модели роста. Первая, по которой идут Китай и прочие развивающиеся страны предполагает низких процент фонда заработной планы относительно уровня ВВП (ниже 40%). Таким образом в экономике остается высокий процент средств для инвестиций, которые и толкают экономику вверх. Правда, здесь есть и проблема. Все эти экономики экспортно-ориентированы и очень зависимы от внешних факторов. Со всеми их минусами, наблюдаемыми сегодня на примерах того же Китая и Турции.

В России фонд заработной платы составляет более 50% и это переводит страну в другой тип экономики, для которых важнейшим является именно внутренний рынок. А он в первую очередь зависит именно от эффективности сферы услуг и сервисов. По сути это такая себе надстройка над базовой экономикой, позволяющая превратить 1 рубль ВВП в еще 1 добавочный рубль. И здесь тоже надо создавать условия для быстро роста. И тогда цифры роста ВВП начнут радовать глаз.    

Собственно, вот и весь «секрет» списка реформ Мишустина. А о том, что из этого выйдет, будет видно по итогу путинской президентской каденции. Если Россия сумеет выйти на кривую быстрого экономического роста (плюс преодолеет будущий кризис без больших потерь) значит все закончилось успешно, а если нет… значит, придет время искать иных людей, которые смогут что-то изменить.

Юрий Подоляка

Раздел