Большая нефтяная война 2020-…: на месте Саудовской Аравии, я бы не о деньгах думал, а о будущем

20.03.2020 13:53

Данный материал является четвертой частью большого расследования (Часть 1Часть 2Часть 3), посвященного большому переделу рынка нефти, начатого Россией в начале марта 2020 года.

Нефтяная война началась буквально на днях, но готовиться к ней Москва начала очень давно. Причем, финальная стадия подготовки началась не позднее 2016 году, когда была принята новая многолетняя инвестиционная программа «Роснефти», и … была заключена тактическая сделка ОПЕК+.

Итак, каковы цели и задачи дальней стратегии Москвы на нефтяном рынке. Она собирается резко нарастить уже в среднесрочной перспективе количество собственных продаваемых баррелей, а для этого с него нужно убрать конкурентов. Причем, убрать нужно много, очень много. Но убрать их можно только в результате большого передела рынка нефти. А отсюда и война.

Вообще с учетом всех обстоятельств, которые будут изложены ниже, и планов России по развитию своей нефтедобычи и превращения страны в главного игрока на рынке нефти, будущее Саудовской Аравии мне видится в самом мрачном свете. Есть такая детская игра – «два-третий лишний». И именно такая игра сегодня начата на мировом рынке, причем при некоторых обстоятельствах лишним в ней может стать даже второй ее игрок.
И выпадет тот, кто окажется самым слабым. Причем, себестоимость тут уже будет играть второстепенную роль. Выиграет тот, у кого окажутся более весомыми другие аргументы.




На войну нужны деньги

Итак, в первой части нашего расследования (Часть 1) мы в целом уже выяснили, что Москва довольно неплохо подготовилась к ведению нефтяной войны финансово. Не буду пересказывать аргументацию, здесь же только добавлю, что подготовка к этой войне началась очень давно – с 2016 года, когда была не только заключена сделка ОПЕК+, позволившая России подготовить финансовые резервы для схватки, но и были изменены принципы формирования бюджета страны и началась его подготовка к работе во время «особого периода» (ну военные меня поняли).

Именно в 2016 году руководство России приняло решение уйти в формулу бездефицитности казны при уровнях цен на нефть – 40-42$ за баррель (годом ранее цифра была значительно выше) и ускоренном развитии доходов ненефтегазового сектора.

И наработки Михаила Мишустина здесь были признаны наиболее важными и жизненно необходимыми. Собственно, именно поэтому тот и встал у руля правительства буквально накануне мирового экономического и нефтяного шторма. И дата 16 января 2020 года, когда он взял в руки этот штурвал, была отнюдь не случайной. Как мы увидим ниже, именно в это время руководством России были приняты важнейшие решения, после которых нефтяная война «6 марта 2020 - … годов» стала неизбежной.

Когда Россия начала готовиться к войне

Маркеров подготовки было очень много. Причем, некоторые из них, требующие долгой подготовки (такие как строительство нового судостроительного кластера Звезда» на Дальнем Востоке и не только это) появились буквально сразу после знаменитой Мюнхенской речи Путина.


А финальная часть подготовки к будущему переделу мира (и не только нефти) началась, как я уже сказал, не позднее 2016-17 годов, когда вслед за заключением соглашения ОПЕК+ была принята очень примечательная программа развития главной нефтекомпании России «Роснефти» «до 2022 года», которые несут в себе диаметрально-противоположные посылы.

Необходимая ремарка. Сейчас мы не будем касаться многих других более мелких проектов. Поговорим об одном, самом показательном, показывающем, как долго и как целенаправленно руководство России шло к своей цели.

Согласно принятой «Роснефтью» программы, добыча компанией нефти должна была возрасти с 210 до 250 млн. тонн, а сама кампания начинала подготовку к реализации нового масштабного проекта «Восток Ойл», который начиная с 2024 года должен был дать «большую нефть» (к концу 2020-х до 25-50 млн. тонн в год, с перспективой дальнейшего роста свыше 100 млн. тонн в год).



Причем, то, что Россия готовится к большому нефтяному рывку в районе полуострова Таймыр, наперебой в конце 2019 – начале 2020 говорили такие известные монстры мирового финансового мира, как: Merrill Lynch, J.P.Morgan, и т.д.

Что примечательно – главным заказчиком новых судов и спецоборудования на комплексе «Звезда», изначально числилась «Роснефть», которая должна была застолбить до 2/3 всех создаваемых на этой верфи кораблей вплоть до 2035 года. А это более сотни единиц крупнотоннажных судов. И все это было явно избыточно для Дальнего Востока…
В общем, очевидно, что соглашение ОПЕК+, еще на стадии его заключения, было для России тактическим и было призвано решать не стратегические задачи (удержание цен), а тактические – подготовку к началу ведения большой нефтяной войны.

Так почему же все случилось сегодня, а не, скажем, вчера или завтра. Думаю, ключевым здесь стал выход на мировые рынки американской сланцевой нефти, а также все более очевидная стратегия Трампа - продавливать интересы американских нефтяников по всему миру. И январское соглашение между Китаем и США яркое тому подтверждение.



Москве стало понятно, что процесс подготовки окончен (не исключено, что по плану все должно было стартовать несколько позже), и пора переходить к конкретным действиям.

А теперь смотрим за хронологией событий. 12 января 2020 года правительство РФ одобрило реализацию проекта «Восток Ойл». 15 января 2020 года подписывается соглашение Китая и США (но его основные параметры были известны еще за пару недель до этого). 16 января Мишустин становится премьер-министром России.

17 февраля на совместном заседании руководства ведущих нефтедобывающих компаний России и минэнерго, было решено отклонить предложение Саудовской Аравии уменьшить объемы добычи нефти, а 1 марта, когда кризисные явления в мировой экономике уже стали очевидными и безповоротными, на очередном заседании комитета были приняты решения, которые министр энергетики РФ Александр Новак и сообщил 6 марта: 

«Москва не согласна сокращать добычу в угоду Саудовской Аравии и ради роста добычи американских сланцевиков, а в виду неприемлемых предложений партнеров, выходит из сделки ОПЕК+ с 1 апреля 2020 года».

И судя по данным агентства «Блумберг» (по горячим следам и со ссылкой на участника тех переговоров), принц Салман (Министр экономики, не путать с кронприцем Салманом) явно не ожидал подобного поворота…

Эпилог.

Итак, мы видим, что мировая финансовая война не была итогом чьей-то импульсивности или глупости. Наоборот ведущие мировые игроки Россия и США готовились к ней очень тщательно. А вот саудовские принцы, считающие себя особенными, а свою нефть вне конкуренции – видимо забыли уроки ливийской войны. 



Муаммар Каддафи также считал себя и свою страну особенной, а его граждане до 2011 года купались в роскоши. Сегодня на месте бывшей Ливии уже почти 10 лет идет война, когда и краю которой пока еще не видно. И не потому, что проблему невозможно решить. Просто кое-кому, кто имеет возможности решать очень не нужна ливийская нефть на мировом рынке.

Почему я вспомнил Ливию? Просто потому, что с 2011 года перекосы в нефтяной индустрии сильно увеличились, и с рынка нужно убрать гораздо большие ее объемы. Как мы видим, нейтрализация Венесуэлы и Ирана уже не помогает, а значит на рынке будут искать еще одного лишнего. И вопрос тут, как вы понимаете не в себестоимости, а в том, чьи «мускулы» окажутся сильнее.  

И вообще, я уже начинаю очень сильно переживать за саудитов. В текущей ситуации, самым простым решением проблемы и для России, и для США являются беспорядки в Саудовской Аравии, которые резко сократят их возможности. Причем, США нельзя терять времени, так как по чисто рыночным критериям именно их сланцевая нефть останется за бортом. И ее нужно срочно спасать.

П.С. Данная часть является последней в данном цикле-расследовании. Но так как за последние пару недель накопилось много фактологии по текущим перипетиям «нефтяной войны», будет еще минимум одна часть. Но она (они) не будет логичным продолжением предыдущих.
 

Юрий Подоляка

Раздел