Белоруссия – Россия: Какую игру ведет Александр Лукашенко

16.02.2020 17:31

Истерия, которая вот уже неделю наблюдается в российском информационном поле по вопросу Белоруссии, не может не вызывать улыбку. Ровно то же самое я видел недавно, но по поводу «турецкой угрозы» для России в Сирии. Да и много где раньше.

Искусственно вызванные эмоции как всегда захлестывают и за этими эмоциями не видно фактов. А факты штука упрямая и они говорят, как всегда совсем не о том, о чем говорят дикторы и пишут СМИ. Да, они говорят о том, что никаких нерешаемых проблем между Минском и Москвой нет. Наоборот, большая их часть если еще не решена, то находится в стадии решения. И только, чтобы дожать ситуацию в свою пользу, каждая из сторон использует все возможные информационные средства. И у Москвы их, разумеется, больше.

А еще, когда мы говорим о Лукашенко надо помнить, что в Белоруссии уже фактически началась президентская предвыборная гонка, и это накладывает отпечаток не только на переговорный процесс и заявления белорусского президента, но и является важным фактором в переговорах.

Одно дело, когда «батька» по американской терминологии является «хромой уткой», и совсем другое, когда он в очередной раз обновил свои властные полномочия.

Что интересно. Как уже неоднократно замечалось (то есть как выясняется позднее) Александр Лукашенко часто озвучивает тезисы, по которым уже есть определенные предварительные договоренности. А потом, он это красиво выдает за свои победы.

Например, вопрос о цене газа в 127 долларов за 1000 кубов был уже принципиально согласован, но это не мешало Лукашенко делать громкие заявления по этому поводу. А потом заявить о «победе здравого смысла».

То же самое сегодня касается и вопросов связанных со строительством Белорусской АЭС. Лукашенко требует пересмотра условий предоставления кредита Минску (уменьшения ставки и сроков погашения), забывая сообщить, что компетентная комиссия по этому вопросу уже давно работает. И не исключено, что те требования, которые Лукашенко озвучивает сегодня во многом уже согласованы.

Да и в вопросах поставки нефти не все так трагично, как это описывается в прессе. В январе 2020-го республика получила примерно 500 тыс. тонн нефти. Именно на них работал в основном Новополоцкий НПЗ. Еще примерно 150 тыс. тонн, дали белорусская нефтянка. Плюс на втором беорусском нефтеперерабатывающем гиганте (Мозырском НПЗ), были свои запасы, позволившие суммарно переработать до 500 тыс. тонн нефти. То есть уменьшение переработки по сравнению с 2019 составило всего треть. Да, неприятно, но не смертельно.

Ясно, что надолго старых запасов не хватит, а 86 тыс. тонн норвежской нефти, которую начали перерабатывать накануне, это капля в море, но, как я уже сообщал по итогу встречи 7 февраля 2020 года между Путиным и Лукашенко очень похоже, что выбрана схема поставок нефти для внутреннего потребления республикой по давальческой схеме и без премии для российских предприятий, которая в целом должна устроить всех. По крайней мере некоторые российские нефтедобытчики уже выразили готовность так работать (на днях об этом сообщила компания «Газпром-Нефть»), а концерн «Сафмар» уже работает именно по этой схеме и … без премии, то есть так, как еще перед 7 февраля говорил Александр Лукашенко.

Опять совпадение? Не много ли совпадений. И не проще ли предположить, что основные проблемы российско-белорусских отношений уже урегулированы, и осталось уточнить некоторые детали. Но цена этих деталей тоже весьма и весьма высока (сотни миллионов долларов), а потому мы сегодня и видим просто сумасшедшую информационную истерию.

Но, вернемся к нефти. Итак по внутреннему потреблению вопросы уже принципиально решены и вопрос только когда нефть по новым правилам пойдет в Белоруссию (еще в феврале или уже в марте). А в вопросе поставок на внешний рынок, так как я уже сказал ранее, проблем в связи с введением «Налогового маневра» у Белоруссии здесь быть не может. Тут чисто вопрос выгоды и не более того.

Дело в том, что цены на нефть сегодня существенно просели и мало перспектив к тому, чтобы они далее росли. А значит белорусам можно попытаться покачать российские кампании по цене. Собственно, это уже и озвучено. А вдруг получится. Не зря же Лукашенко известен именно тем, что он за 1 млн. долларов торговаться будет.

И для давления у Лукашенко есть хороший экономический рычаг – нефтепровод «Дружба», бесперебойная работа которого крайне важна для Москвы. А еще с прошлого года остался не урегулированным вопрос компенсаций за грязную нефть, которая шла по нему из России, и которую были вынуждены переработать белорусы. Минск требует увеличить стоимость транзита в 2020 году на более, чем 20%, а Москва пока соглашается на 6,6% (3,6% инфляция плюс 3% компенсация). И отсюда «выпады» Минска по поводу отбора нефти и использования нефтепровода (одной из ниток) в реверсном режиме.

То есть мы с вами видим не стратегическое переориентирование Минска (с Москвы на Вашингтон), а попытку аргументировать Москве свою позицию, чтобы та подвинулась по ценам и не более того.

Причем по многим позициям уже ведутся переговоры и вероятно уже скоро мы увидим и результаты. Вот как выглядит ситуация с точки зрения фактов, а не «истеричек» в информационном поле.

И на этом фоне вопросы политические (интеграционные) ожидаемо отошли на второй план. И тоже судя по всему именно потому, что они в целом уже предопределены. Никакого поглощения Россией Белоруссии не будет, но будет более прочная экономическая интеграция на уровне ЕС (и не только с Белоруссией), намеки о которой просматриваются в заявлениях российского премьера Мишустина, когда он говорил о единой платформе учета информации в рамках Евразийского союза.  

Я как и раньше считаю, что оптимальной моделью является модель ЕС (с вариациями). Именно ее и отстаивает Лукашенко. Если уж с Белоруссией возникли такие проблемы, то чего нужно ожидать в случае выбора варианта «поглощение» от остальных.

А отсюда и вопрос, а возможна ли в принципе на сегодня иная форма интеграции на территории бывшего Советского Союза? Не факт, хотя многим этот «не факт» и кажется откровенной зрадой. Но политика есть искусство возможного, а не реализация чьих-то пожеланий и она часто натыкается на "желания" оппонентов, имеющих противоположную точку зрения. 

Юрий Подоляка

Раздел