«Газовая война» XXI века: Как «Газпром» продает газ себе в «убыток»

07.05.2020 13:56

Данным материалом я открываю новый большой цикл, посвященный газовому мировому противостоянию.

Почему употреблен именно термин – «война». Потому что борьба за этот рынок ведется по всем правилам военного времени, где стороны применяют друг против друга все типы оружия, в т.ч. и запрещенные, а конечной целью является навязывание оппонентам собственной воли.

«Эксперты» говорят

А начнем мы этот большой обзор с одного сообщения великого энергетического прогнозиста Украины, которого я давно хотел прищучить – Александр Охрименко. А тут такой удобный случай. Итак, что сказал пан «эксперт» энергетического рынка по поводу будущего очень близкого краха «Газпрома»:

РОССИЙСКИЙ ГАЗПРОМ НА ГРАНИ БАНКРОТСТВА .

Это не шутка, действительно российский Газпром в очень тяжелом экономическом положении и ситуация у него критическая в связи обвалом цен на природный газ. На текущий момент спотовые цены на природный газ на голландской бирже TTF и бельгийской ZTP опустились ниже $60 за 1 тысячу кубометров, но это не предел, уже ждут цену на газ ниже $30 за 1 тысячу кубометров.

Для информации. В России оптовые цены на природный газ выше $60 за 1 тысячу кубометров. Фактически Газпрому приходиться работать в убыток».

Далее, пан эксперт много разглагольствует о неокупаемых, по его мнению проектах «Газпрома», а ля «Северный поток-2», «Турецкий поток», «Сила Сибири» и т.д.. Об этом мы еще обязательно поговорим в будущем, а подытоживает господин Охрименко все фразой:

«Поставки природного газа по ценам ниже $60 за 1 тысячу кубометров будут генерировать убытки для Газпрома».

Имеем два главных тезиса пана Охрименко в одном. Так как цены в мире на газ «упали ниже 60$ за 1000 кубов», и это ниже итоговой себестоимости на этот продукт «Газпрома» (с учетом добычи, транспортировки, налогов и т.д.), то он будет работать в убыток и уже сейчас находится на грани банкротства.

Внутренний российский рынок

Итак, в чем же пан «эксперт» ошибся. Да почти во всем. Когда человеку нужно показать проблему, а ее нет, ее надо выдумать. Так поступают все представители древнейшей агитпроповской профессии и цитируемый мною персонаж не исключение.

Для начала буквально пару фраз, чтобы показать, что господин Охрименко либо плохо учился в Киевском институте народного хозяйства, либо сильно подзабыл, чему его там учили (окончил в 1988 году).

Во-первых, оптовые цены монополиста, даже если он клянется, что прибыли у него нет и его реальная себестоимость – это не одно и то же. Пусть посмотрит на наши родные украинские примеры, где вертикально-интегрированные кампании, в которых некоторые сегменты десятилетиями живут в убыток. И неплохо живут.

И если в России на газовом рынке, по сути монопольном рынке «Газпрома» сегодня цена 60$ и выше (а так и есть), то это не значит, что это не приносит ему дохода.

И чтобы это понять господину Охрименко не нужно было затратить много труда, а просто пойти на сайт «Газпрома» и скачать его годовой финансовый отчет (автору для этого потребовалось 2 минуты).

Итак, что мы видим? Сколько реально составляет себестоимость добычи газа у «Газпрома»?

С учетом того, что сегмент добычи не генерирует никакого по сути дохода (5 млрд. на 1 трлн., не деньги) 973 млрд. рублей на грубо 500 млрд. добытых кубов, 1 946 руб. за 1000 кубов.

По курсу доллара на 2019 год – 63 это около 30$ за 1000 кубов. Сейчас, так как курс рубля упал – ниже, но в рублях выше.

Реально на сейчас 25-26$ за 1000 кубов.

Это я к чему говорю, чтобы пан Охрименко понял, что себестоимость российского газа в «не рублях» цифра очень относительная и плавает вместе с курсом этого самого рубля, так как почти полностью от него зависит.

Но здесь даже не в этом суть.

Смотрим на второй сегмент «Газпрома»- «транспортный отдел». Здесь все еще интереснее. Цифра первая – транспортировка газа принесла в 2019 году монополисту грязными 1 188 млрд. рублей. Причем, за транспортировку газа, добываемого «дочками», было транспортниками было получено «всего» 973 млрд. руб.

А здесь надо пояснить, что подавляющее число газовых сетей России находятся на балансе «Газпрома», а сам концерн добывает примерно 2/3 российского газа. И газ «партнеров» также нуждается в доставке к клиенту. И на этом «Газпром» грязными получил 215 млрд. рублей (18% от всей суммы, нам эта цифра ниже пригодиться).

При этом всю эту сумму нельзя перекладывать на себестоимость. Во-первых, с 1 188 млрд. рублей – 109 млрд. рублей (или 9,2%) составляла по сути прибыль. А во-вторых львиную долю собственно расходов 476 млрд. руб. из 1 188 млрд. руб. составляет амортизация оборудования.

То есть тех самых труб, деньги на которые уже потрачены, и в первую очередь за газопроводы, которые построили в последние годы и на экспорт, так как старые газовые сети давно отамортизированы, а нормы амортизации по этой части основных средств составляют согласно того же отчета - 7-15 лет.

То есть это возврат средств за те самые «СП-2», «Турецкий поток» и «Силу Сибири» в т.ч., за которые пан Охрименко так переживает.

А значит, если считать текущую себестоимость по транспортировке. То эти деньги надо отнимать, а если общую, сов семи расходами, которые здесь являются основными, то их нужно считать, все-таки один раз, а не как пан Охрименко считает потом еще раз отдельно. И я предлагаю именно здесь, и больше к этому вопросу не возвращаться.

Итак, что мы имеем с учетом амортизационных отчислений на все мегастройки «Газпрома» последних лет» (в т.ч. и их суперофиса в Питере) 973*(1-0,092)= 883 млрд. рублей.

А теперь делим это на 500 млрд. кубов газа и получаем 1767 руб. за 1000 кубов. Или, грубо говоря по 28$ за 1000 кубов в ценах 2019 года, порядка 24$ за 1000 кубов. А если посчитать только чистые расходы на прокачку, то есть без расходов на амортизацию (а это почти верно, так как в основном новые сети строятся для экспортных поставок), то они составят (1188-476)*0,82 (за вычетом расходов на прокачку чужого газа)*(1-0,092)= 530 млрд. рублей.

А значит себестоимость транспортировки газа для внутреннего рынка составляет примерно 1060 рублей за 1000 кубов. Или на сегодня 14,5$.

А теперь складываем 25-26$ и 14,5$= около 40$ за 1000 кубов. Это и есть реальная себестоимость грубая газа для внутрироссийского рынка. Ну еще можно накинуть процентов 10% на транспортные амортизационные расходы (14,5*1,1= грубо 16$), все равно что-то из новых основных средств покупается и работает на внутренний рынок.

Итого получаем 42$ при нынешнем курсе максимум. Вот столько реально тратит «Газпром» для поставки 1000 кубов к потребителю на внутрироссийском рынке.

Внешние рынки

А с внешним рынком все еще проще. Вообще-то пану «эксперту» пора в школу. Для чего? А чтобы больше не нести такой чуши, как он говорит.

В феврале руководство «Газпрома» открыто рассказывало о своем внешнем портфеле поставок. Спотовые поставки составляют порядка 10-15% всех продаж «Газпрома». Подавляющее большинство поставок работают по принципу «бери или плати» (как и для американского газа, о котором мы еще обязательно поговорим в других частях этой эпопеи) и на 2020 год таки поставки составят минимум 150 млрд. кубов. Либо «Газпром» получит за них деньги безо всяких поставок. И с учетом того, что цены в основном на газ формируются с привязкой к цене на нефть с лагом, в текущем году уже с учетом коронавирусных поправок руководство «Газпрома» ожидает средневзвешенную цену за свой газ примерно в размере 133 $ за 1000 кубов.

И это, как мы понимаем, намного выше себестоимости добычи газа. Причем включая его доставку и уплату всех положенных налогов и сборов в бюджет России.

Итак, делаем неутешительный вывод. Господин Охрименко либо несет ахинею, ничего не понимая в том. О чем он говорит, или сознательно вводит всех в заблуждение.

Итак, с этим вопросом считаю мы покончили, а впереди нас ждет увлекательное расследование газового мирового рынка, который, уверяю вас, таит в себе массу интересного.

Продолжение следует…

Юрий Подоляка