Эпоха перемен: Средняя Азия - от водных «войн» к энергетическому сотрудничеству

06.07.2020 12:40

Водные войны могут стать реальностью. О том, что все именно так и будет предупреждали еще в 1980-х, когда бурно развивающиеся экономики и быстрорастущие населения засушливых стран Африки и Азии начали испытывать острую нехватку воды. А печальная судьба Аральского моря показала насколько печальными для региона могут быть последствия.

И все это к сожалению стало реальностью в сегодняшней Африке, но очень похоже, уже в прошлом в Азии, в том числе и в «Средней»…

Африканские водные войны

В июле 2020 года Эфиопия планирует начать заполнение водохранилища своей новой мощной ГЭС на реке Голубой Нил «Возрождение». Между тем, ее переговоры с Суданом и Египтом в вопросах урегулирования стоков этого главного притока Нила пока окончились безрезультатно, а потому две последние страны заявили, что в случае начала реализации эфиопских планов, они оставляют за собой право нанести по соседу военный удар.

Новая эфиопская ГЭС мощностью почти 6,5 ГВт (на пике) призвана решить энергодефицит бурно развивающейся экономики страны. Общая мощность плотины в полтора раза выше всех вместе взятых электростанций Эфиопии и будет играть в жизни этой страны примерно ту же самую роль, как и Асуанская плотина в Египте. Но если у египтян ниже по течению Нила нет ни одной страны, то у эфиопов их целых две. Причем, обе очень сильно зависят от стока именно Голубого Нила, особенно в последние годы, когда восточную Африку постоянно охватывает засуха.

А отсюда и такой накал противостояния, и реальная угроза военного столкновения, обусловленного спором из-за воды. И сторонам придется искать компромисс. Египет, при посредничестве ООН уже предложил Эфиопии формулу решения – сроки полного заполнения нового водохранилища должны составлять не 3-4 года (как в эфиопских планах), а 8-12 лет. Причем, в случае наступления водного форс-мажора (т.н. вековой засухи), Эфиопия временно приостанавливает накопление вод в этом новом искусственном озере.

Но Аддис-Абеба пока молчит. Правда и наполнять водохранилище команды пока тоже не отдает.

Среднеазиатские водные конфликты … уже прошлого

Примерно те же самые «терки» мы могли наблюдать с 2010-х в водных конфликтах между Узбекистаном и Киргизией и Узбекистаном и Таджикистаном. Ныне покойный предшественник президента Узбекистана Ислам Каримов был ярым противником развития любых водно-энергетических проектов соседних республик и даже угрожал им очень серьезными последствиями в случае начала несанкционированных Ташкентом работ по ним. Но все буквально в мгновение ока изменилось с его смертью.

Новый президент Узбекистана Мирзиёев резко сменил курс своей страны в отношении соседей. Его реформы и новый курс Узбекистана сами по себе очень интересны и будут освещены в соответствующем материале. Здесь же отмечу, что с приходом к власти Мирзиёева, официальный Ташкент занял очень конструктивную позицию в вопросе строительства новых ГЭС в Киргизии и Таджикистане.

По его задумке Узбекистан должен стать своеобразным региональным мини-лидером и концентрировать вокруг себя в т.ч. и энергетические проекты региона. Тем самым это способствует не только резкой разрядке в отношениях, но и помогает Узбекистану решать его чисто экономические проекты по сглаживанию пиковых нагрузок в электросетях.

А если мы копнем эту историю еще глубже, то с удивлением обнаружим, что «новый курс» узбекского лидера в энергетике, это в основном переписывание под новые реалии советского плана по энергетическому развитию Средней Азии. Да и реализуется он в основном на базе еще тех электростанций, которые были заложены при Советском Союзе. Вот и получается, что как только среднеазиатские «независимые республики» вернулись к очень разумному еще советскому плану развития, все конфликты между ними стали как-то сами по себе рассасываться, а у них самих начали появляться некоторые перспективы в развитии.

И очень характерно, что новый политический курс Узбекистана совпал с резким изменением роли США в регионе, а вернее, по сути их ухода из него.

Газ в обмен на Байкал

Вторым очень хорошим примером совместного решения водно-экологических, энергетических и экономических проблем отдельного региона может являться урегулирование российско-монгольского спора вокруг строительства каскада из трех ГЭС в бассейне р. Селенга, которая на 30% питает водой озеро Байкал. Строительство дамбы и последующее заполнение ее водой могло нарушить уникальную экосистему региона и это вызывало обеспокоенность российской стороны.

Но и Монголию, тоже нужно понять. Ее горнодобывающий комплекс быстро развивается и требует энергии. И самым простым и дешевым решением проблемы является сооружения ГЭС. Споры длились более трех лет, и закончились в декабре 2019 года, когда в рамках группы соглашений между Россией и Монголией в вопросе прокладки МГП «Сила Сибири-2», были решены и энергетические вопросы Улан-Батора. 

То есть и здесь мы видим, как можно и нужно решать сопредельным государствам свои экономические и энергетические вопросы. Объединение экономических интересов и постановка их выше политических разногласий, всегда приводит к одному и тому же положительному результату. И наоборот.

П.С. И это можно применить не только к энергетике. Наглядный пример – Украина. 

Юрий Подоляка