Украина, которую мы потеряли: Кредитование экономики на нуле!!!

11.02.2020 12:52

Меня часто упрекают в том, почему я все время пишу о проблемах Украины, не замечая положительных сдвигов в ее экономике. Но ведь, это неправда, я часто пишу о «положительных тенденциях», просто мои пояснения к ним почему-то не радуют наших «переможныков».

Например, я много в свое время писал о «зеленых ростках Гройсмана» и предупреждал, чем они в конечном итоге закончатся. А сколько я писал о «безвизе» и деньгах заробитчан, которые дали рост украинской экономике в 2018-19? И я уже тогда предупреждал, что это добром не кончится. Да и особой радости по поводу ОВГЗ я не разделял еще в 2018-ом, когда эта пирамида многим казалась спасением для страны.

На дворе сейчас начало 2020-го, и я хочу спросить своих прошлых оппонентов, упрекавших меня тогда, в однобокости. И? Куда вы все сегодня подевались?

Их нет. Вернее, есть, но под новыми именами, и с той же претензией. Например, вчера меня ткнули лицом в одну цифру и потребовали объяснить ее с точки зрения «зрадницких» позиций.

 С удовольствием, выполняю их просьбу.

Итак, в понедельник, 10 февраля 2020 года НБУ в своем отчете отметил, что по итогам 2019 года объем неработающих кредитов (NPL) в украинских банках впервые за последние годы упал ниже уровня 50%. На 1 января 2020 года этот показатель составил 48,36% и это на 4,5 процентных пункта ниже, чем годом ранее. При этом качество кредитных портфелей улучшилось в банках всех групп, кроме банков с российским капиталом.

Оставим на совести «патриотов» НБУ фразу о банках с «российским капиталом» (о них тоже можно поговорить, но только в рамках отдельной статьи), а сосредоточимся на успехах украинских банках в вопросе решения проблем с проблемными кредитами.

Для начала посмотрим на таблицу из отчета, в которой мы увидим, что наибольших успехов в вопросе оздоровления кредитного портфеля добились украинские дочки иностранных банков.

Кстати, в том же отчете НБУ находим и пояснение этому «феномену». Оказывается именно в 2019 году и именно иностранными «дочками» была проведена «масштабная очистка портфелей, которую провели иностранные банками путем продажи NPLs и списания за счет резервов».

Перевожу на народный язык. Иностранные банкиры, понимая, что украинские кредиты, выданные ими ранее безнадежны, распродала значительную часть проблемных кредитов (с огромным дисконтом, конечно), а то, что не имеет никакой рыночной стоимости, было просто ими списано.

Если это признак выздоровления, то я Наполеон Буонапарте.

Итак, с иностранцами все понятно. Они «буратины» богатенькие, а потому имеют возможность просто взять и списать долги, а что там у нас с «отечественным производителем» банковских услуг?

Здесь тоже наметился очень серьезный прогресс. В 2019 году оказывается только два главных украинских госбанка смогли перевести более 30 млрд. грн. проблемных кредитов в разряд не проблемных. И это действительно потрясающая цифра, ведь за предыдущие три года благодаря принятому в октябре 2016-го Радой закону об упрощении процедуры добровольной реструктуризации долгов юрлиц, все вместе украинские банки сумели реструктуризировать подобных долгов примерно на эту же сумму.

Причем, основная масса реструктуризации 2019-го года припала на конец года, что, конечно, можно поставить в зачет новому украинскому Кабмину.

Но не будем спешить, а вспомним, что 25 сентября 2019 вступил в силу Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно совершенствования процедуры проведения финансовой реструктуризации». Этим решением были внесены изменения в Законы Украины «О финансовой реструктуризации», «Об ипотеке», «Об обеспечении требований кредиторов на регистрацию обременений», «О защите экономической конкуренции».

Чтобы не вдаваться в их суть скажу кратко и по-простому. Согласно новым правилам, резко упрощалась процедура перехода активов от должников к кредиторам, чем украинские банки и воспользовались. И сегодня кредиты остались, но по многим из них собственность предприятий перешла в собственность банков, а те в свою очередь сдают ее своим должникам на условиях лизинга, что формально позволяет считать эти кредиты нетоксичными.

Выросла ли от этого эффективность украинской банковской системы и стали ли от этого украинские кредиты менее токсичными? По-моему, ответ очевиден.  

Но, как говорят мои оппоненты, пока это все-таки догадки, а не факты. Может все так и есть, но на этом фоне в украинскую экономику были влиты большие деньги, которые вот-вот заработают?

Проверяем «догадки» еще одними цифрами отчетов НБУ. Данных за декабрь я пока не нашел, но по состоянию на 1 декабря 2019 года украинские нефинансовые компании имели суммарно кредитов на 781,882 млрд. грн., а годом ранее 899,823 млрд. грн.

То есть за год сумма кредитного портфеля упала более чем на 13% в номинале. То есть никаких новых кредитов никто никому не выдает. Кстати, в 2019 году доля кредитов к ВВП (очень важный показатель здоровья экономики) упал в стране до очередного минимума – 27%. Своего пикового значения он достигал накануне кризиса 2008 года и составлял на тот момент 73%. И даже накануне развала, то есть на начало 2014-го был 60%. Сегодня 27%.

Да и на кой ляд банкам кредитовать производство, если там деньги растворяются, как соль в воде, а в это время можно без риска покупать сертификаты НБУ и ОВГЗ и иметь чистыми 15-20% годовых.

У кого-то еще есть вопросы, что ждет украинскую экономику в будущем и почему я не могу разделять радости от «радужных цифр» НБУ?

Юрий Подоляка

Раздел